Первый портал пограничников
Объединение ПВ и МЧПВ
ГЛАВНАЯ  |  ФОРУМ  |  СЛЕНГ  | 

Авторизация  



Регистрация на форуме  

Загрузки на форуме  

Пожалуйста, сделайте папку кэша доступной для записи.

Шинель. Не Гоголь! Отдельный Арктический отряд

Шинель. Не Гоголь! Отдельный Арктический отряд

PDFПечатьE-mail
В Отдельный арктический погранотряд он попал, нет, не случайно, просто ПОПАЛ. Родной мединститут и два года ординатуры сделали из него «молодого врача», теперь служба врачом должна была сделать из него ДОКТОРА. Причем военком и нач.военной кафедры, наставляя его на путь истинный перед дорогой дальней, поздравляли, говорили об оказанной чести служить в погранвойсках, настоящей работе и прочих прелестях, которые возможны только в этих войсках, (еще бы на первых полосах газет описывались события на Даманском), а Володя слушал и ...

И соглашался. Героизм и мужество советских пограничников сомнений не вызывали, а самостоятельная практика врачу еще никогда не мешала. Он вернулся домой, а на следующий день тот же военком вручил ему предписание и проездные до Воркуты, где Володю ждала пограничная служба. В отряде он появился в полевой форме, которую получил еще в студенческие годы при сдаче гос.экзаменов на военной кафедре, с красными просветами на лейтенантских погонах и «тещами» в петлицах. Былая студенческая стройность за два года ординатуры уже слегка стала забываться, а потому форма отдельными складками немного намекала на былую, мягко говоря, элегантность владельца. Про представление начальнику погранотряда, которое началось с неуставного «Здравствуйте, боль..., э-э, товарищ полковник!», (сказалось волнение и длительный перелет), можно было бы и не упоминать. Тем более, что полковник поднялся навстречу и, улыбаясь, пожал руку и поздоровался не по Уставу: «Здравствуйте, доктор!» Потом была встреча с нач.медом, жилистым мужичком с майорскими погонами, острым взглядом и сухими сильными ладонями, он Вовке сразу понравился, этот хирург. В итоге, Вовку передали с рук на руки, и началась его пограничная служба. Служба началась со знакомства со старшиной отрядной санчасти, который, не смотря на свой почтенный возраст, отдышкой не страдал, носился как заведенный, да так, что Вовка еле поспевал за ним. Первым делом, Вовку накормили в столовой санчасти, чем привели в неописуемый восторг, т.к. желудок уже стал замещать разум. Потом все тот же неугомонный старшина потащил его на склады, заявив, что негоже по отряду в «армейских обносках шляться», т.к. «товарищ лейтенант теперь пограничник». Склад поверг Володю в шоковое состояние, там верховодил другой старшина, но судя по всему, давний друг «медицинского». Да, это тебе не скудное хозяйство сестры-хозяйки! Стеллажи под потолок, шинели, тулупы, валенки, шапки-фуражки и прочее армейское богатство! Деловито осмотрев Володю быстрым взглядом владелец этой пещеры Али-Бабы скрылся из виду и появлялся с какой-нибудь вещью в руках не спрашивая новоявленного пограничника ни о размере, ни о пожеланиях, а только произнося одну фразу: «Примерьте на всякий случай». Все подходило, все! Сидело как влитое! Когда принесли зимние комплекты нательного офицерского белья, Вовка как заведенный автомат собрался, уж было, и его примерять, но взгляд старшины из санчасти заставил его смутиться. Потому он ограничился изучением номера размера на фабричной бирке, и, «о, чудо!» размер оказался его. Потом начальник склада сел за стол и деловито стал отсчитывать погоны, петлицы, звездочки, какие-то пуговицы. Вовка стоял как завороженный. Внушительных размеров гора всякого имущества лежала перед ним, а складской начальник все подкладывал и подкладывал. Рубашки, фуражки, портупея... Господи, зачем мне столько, - думал Вовка. Тут его мысли были прерваны словами складского факира: «Товарищ лейтенант, тут, эта, дело такое. У меня двух эмблем медицинских не хватает. Вы уж не обессудьте!» Вовка виновато-недоуменно улыбнулся и повернулся к своему старшине. Медицинский старшина хмыкнул и деловито заявил: «Найдем». «Та-аак, - удовлетворенно протянул хозяин «пещеры» - Вот вам сукно на парадную шинель». Перед Вовкой появился отрез сукна серо-голубого цвета. Затем старшина оценивая еще раз глянул на Вовку и как бы в никуда заявил: «А вот повседневную шинельку бы пора бы уже и пошить, только Зинка на материк умотала, «запорят» материал». Вовка и так был в ступоре от перспектив шитья парадной шинели, а тут еще подобные тонкости: Зинка, материк, «запорят». Спас положение все тот же медицинский старшина: «Мефодич! Ты по сусекам-то поскреби, наверняка готовая-то есть!» «Это тебе, что? Солдатская? Шинель-то офицерская нужна! По размеру, а не так!»
«Не гундось, глянь, мне офицера одеть нужно» - упрямо заявил медицинский старшина.
   Через полчаса кряхтений и невнятного бормотания из глубины пещеры появился «Али-Баба», который отдал Вовке офицерскую шинель с традиционной фразой «примерьте на всякий случай». Вовка примерил, шинель была впору, только погоны были капитанские.
«Ну, вот и порядок! Спасибо Мефодич!» - сказал Вовкин старшина, они откланялись и пошли в санчасть. Более, чем внушительную гору различного имущества пришлось разделить на двоих, иначе бы Вовке пришлось перетаскивать все в два приема. Ввалившись в санчасть, которая на некоторое время должна стать домом для молодого врача, старшина решил окончательно укомплектовать Вовку, на этот раз медицинскими причиндалами. Халаты, колпаки и остальные нужные вещи, включая «тревожный медицинский чемодан». Вовка просто ошалел от вала вещей и подписей, которые пришлось ставить за сегодняшний день в различных ведомостях. Наконец и этот «рог изобилия» иссяк. Но старшина не оставил его своей заботой. «Товарищ лейтенант, а теперь подшиваться», - по-отечески категорично заявил он. У Вовки просто ком в горле встал, нет, он знал о том, что «подшиваться» это не только аккуратно подшить подворотничок, где-то в глубинах памяти еще остались воспоминания об исколотых пальцах, но это было на военной кафедре института, точнее перед экзаменами, но тогда нужно было подшить только полевое «ХэБэ», а офицерское «ПэШа» к счастью уже выдали подшитым, нужно было только под портупею дырку подпороть, да диагональную нитку аккуратно оборвать, так это не проблема. Теперь же, наблюдая за грудой «имущества», Вовка был в явном смятении. Старшина, заметив это, тяжело вздохнул и начал инструктаж: «Товарищ лейтенант, все сразу подшивать не нужно, подшиваем только то, что должно соответствовать предметам первой необходимости». Уже только сама эта фраза повергла Вовку в шок. Что относится к предметам первой необходимости? Но старшина был мудр, и пояснения последовали незамедлительно.
- Значит так, «пэша» одно подошьем, китель, к рубашке погоны сообразим, шинельку подошьем, бушлат на всякий случай. Петлички и погоны оборудуются так и шьются следующим образом.
   Дальше на Вовку обрушился вал сантиметров и миллиметров от швов, строчек, краев петлиц, обрезов погонов и еще каких-то чрезвычайно важных параметров, всего этого Вовка толком так и не запомнил. Старшина просто завалил его информацией, о которой Вовка даже не подозревал. Комок в горле достиг такого размера, что Вовка даже прекратил его судорожно сглатывать, осознав всю безнадежность этого мероприятия.
   Старшина умолк, еще раз хотел было повторить, но потом махнул по-бабьи рукой и заявил: «Я сейчас образец сделаю, а вы уж там по образцу». Неизвестно откуда извлеченное шило без всякой линейки прокололо первую петлицу и в доли секунды вогнало в нее «тещу с мороженным». Следом был приведен в божеский вид погон.
- Ясно?
   По выражению лица Вовки старшина понял, что до «ясно» еще далеко, старшина кинул взгляд на часы и пробурчал: «Ну, так и быть». Через пять минут этот волшебник «оборудовал» все погоны и петлицы.
«Ну, ладно, пойду я на хозяйство, а вы уж подшивайтесь» - заявил он и вручил Вовке катушку ниток с двумя иголками.
Последующие три часа Вовкиных мытарств, связанных с пришиванием, отпарыванием пришитого, обсасыванием исколотых пальцев, повторным пришиванием отпоротого возможно и заслуживают описания, но боюсь, что этот опус займет при прочтении те же три часа, а потому, эти страдания думаю можно пропустить.
   Когда уже заметно стемнело, постучавшись в Вовкину палату, которая теперь была его «квартирой», старшина обнаружил лейтенанта в буквальном смысле этого слова зализывавшим раны. «Пойдемте, товарищ лейтенант, ужин уже, поесть надо» - категорично заявил он. Поели, а потом старшина решил проверить качество подшивки. Вовка добросовестно напяливал на себя то китель, то шинель, то бушлат. Старшина скептически хмыкал и делал замечания. Добросовестно пришитые к рубашке погоны от шинели пришлось отпороть, т.к. выяснилось, что для рубашки есть специальные погоны на пуговице, а петлицы на рубашку пришивать вообще не нужно. На бушлате, правда один погон придется перешить, т.к. он оказался «завален». На Вовку от всего этого навалилась просто вселенская тоска, а тут еще выяснилось, что по уставу полы шинели должны быть обрезаны на 32 сантиметра от уровня земли. После этого старшина исчез и появился через пять минут с ножницами, мелком и портняжьим сантиметром.
«Ну, вот, вроде все, аккуратненько отмерьте и подрежьте, а я пошел. До завтра» - попрощался он. Дверь тихо закрылась, и Вовка остался один, сжимая в руках сантиметр и ножницы. Тяжело вздохнув, он одел на себя шинель, застегнулся на все пуговицы, взял мелок и сантиметр, наклонился вперед, отмерил от пола ровно 32 сантиметра и отметил мелком на полах шинели две точки. Потом скинул ее, уложил на пол, взял чистовой размер от края до точки и отбил его вдоль всей шинели, провел линию и обрезал.
   Когда Вовка одел шинель, полы ее чуть прикрывали колени. Вовка недоумевая все стоял и стоял пялясь на сапоги, которые даже и не пытались прикрыться жалкими остатками шинели. На утро старшина с круглыми глазами, что-то несвязно бормотал про «семь раз отмерь» и «как же вас так угораздило», потом держал в руках обрезки и просто молчал, потом сгинул часа на два на прощанье, наградив Вовку таким взглядом, что он готов был провалиться сквозь землю. Через два часа старшина вернулся с "Али-Бабой" и отрезом шинельного сукна. "Али-Баба" попросил еще раз надеть Вовку шинель, все еще не веря в свершившееся, увидел и сдавленно просипел: «Товарищ лейтенант, как же вы меряли?» «Вот так,» - сказал обречено Вовка, взял сантиметр, наклонился вперед и... Передний край полы куцей шинели совместно с сантиметром выдали положенные 32 сантиметра от уровня земли. «Да-аа!» - выдохнули оба старшины, и не в силах сдержать эмоций заржали в голос.

   А шинель Вовке пошили спустя неделю, пусть не Зинка, а Таисия, запуганная до невозможности Мефодичем-"Али-Бабой", но пошила. Шинель была эталонная и отслужила Вовке верой и правдой все два года, которые он отслужил в погранвойсках доктором.

На форуме

Пожалуйста, сделайте папку кэша доступной для записи.

Похожие статьи

   
|
Вторник, 24. Январь 2017 || Designed by: LernVid.com |
Яндекс.Метрика