пограничник

Сейчас 279 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

В тяжелых испытаниях Великой Отечественной Войне

22 июня 1941 г. авиационные части, дислоцированные на западной границе, как и все сухопутные и морские части пограничных войск, подверглись внезапному нападению фашистских войск.

Личный состав 10-й и 11-й авиаэскадрилий, 7-й морской авиаэскадрильи и 6-й отдельной авиаэскадрильи с первых же дней войны сражался бок о бок с частями ВВС Красной Армии и Морских Сил, неизменно проявлял высокое летное мастерство. Навыки, полученные в процессе боевой подготовки в мирное время, особенно пригодились летному составу в военное время. Бомбометание с различных высот, воздушная стрельба из пулеметов по конусу и по мишеням на земле и т. д. — эти элементы, хотя и не требовались непосредственно для охраны границы, тщательно отрабатывались личным составом. Как оказалось, такой метод подготовки летчиков-пограничников был оправдан.



Авиаторы-пограничники с первых часов начавшейся войны в чрезвычайно сложных условиях приняли неравный бой. Внезапное нападение фашистской авиации на наши аэродромы поставило авиационные части западных округов погранвойск в очень трудные условия. К тому же немецкая авиация располагала новейшей авиационной техникой, ее самолеты отличались высокими скоростями и мощным вооружением.

Одной из первых вступила в бой 10-я эскадрилья. Ее личный состав по тревоге прибыл на аэродром «Каролина» и успел поднять в воздух самолеты Р-10, которые вступили в бой с фашистскими стервятниками, бомбившими город Гродно. Но силы были слишком неравные. Хорошо вооруженные истребители противника Ме-109 сбили три наших самолета. В этом коротком ожесточенном бою утром 22 июня пали смертью храбрых летчики-пограничники старшие лейтенанты П. Р. Пашинин, С. К Фадеев, В. Г. Красовский, не вернулись с боевого задания лейтенанты А. А. Астахов и В. Г. Пыжов.

Аэродром 10-й авиаэскадрильи подвергся жестокой бомбардировке. Не успевшие взлететь самолеты были уничтожены на земле. Оставшиеся в живых авиаторы-пограничники этой эскадрильи продолжали впоследствии боевые действия в частях ВВС Красной Армии, а те, кто сумел пробиться из окружения, возвратились в авиабригаду в Быково.

Жена летчика-пограничника, сотрудница Гродненского горкома партии Ксения Павловна Карпунина с риском для жизни вывезла из горящего города документы горкома и доставила их в ЦК ВКП (б). Во время войны она была комиссаром, а затем замполитом авиационной эскадрильи полка, которым командовала полковник М. М. Раскова.

Славно дрались в небе Прибалтики летчики 11-й отдельной авиационной эскадрильи под командованием опытного чекиста-пограничника майора Н. Н. Петрова. Базируясь на о. Сааремаа (Эзель), эскадрилья охраняла границу по побережью от о. Пранг-ли, что севернее Таллинна, на юг до Паланги. В первые дни войны самолеты СБ этой эскадрильи вели разведку прибрежных вод, прикрывали с воздуха подступы к островам Сааремаа и Даго.

22 июня звено самолетов под командованием капитана Самохина и штурмана Козелькова провело бомбардировку колонны противника в районе населенного пункта Руцава, где вела оборонительные бои комендатура 12-го Либавского пограничного отряда.

В результате бомбежки фашисты были рассеяны и понесли значительные потери в живой силе и технике. Неоднократно экипажи самолетов капитана Самохина, старших лейтенантов Липницкого, Любчича и других вступали в бой с вражескими истребителями и наносили бомбовые удары по колоннам фашистских войск На пятый день войны эскадрилья в полном составе успешно провела штурмовку механизированной колонны врагов в районе Даугавпилса. В результате было уничтожено много техники и живой силы противника.

7 июля шестерка самолетов, ведомая майором Петровым и старшим лейтенантом Козельковым, внезапно обрушилась на моторизованную колонну фашистов, переправлявшуюся через Западную Двину. Бомбы падали прямо в цель. Противник был рассеян и понес значительные потери в технике и живой силе.

В первых боях при обороне границы 11-я авиаэскадрильяг тесно взаимодействуя с пограничными подразделениями, произвела 75 боевых вылетов на штурмовку вражеских войск и сама понесла большие потери — слишком неравные были силы. Летный состав эскадрильи проявил в этих ожесточенных боях за Родину большое упорство, смелость, мужество и героизм.
Отличными бойцами показали себя летчики-пограничники Самохин, Анчук, Королев, штурман эскадрильи старший лейтенант Козельков и др.

В начале июля 1941 г. 11-я эскадрилья была передана в состав 4-й смешанной авиационной дивизии ВВС фронта, морское звено вошло в состав Балтийского флота, а затем было передано в распоряжение разведывательного отдела 7-й армии Северного фронта.

Тогда же 6-я авиаэскадрилья, базировавшаяся в Крыму, со всем личным составом и материальной частью перешла в морскую авиацию Черноморского флота. Она влилась в 63-ю авиабригаду ВВС Черноморского флота. 7-я отдельная морская авиаэскадрилья была передана в 82-й отдельный авиационный полк ВВС Черноморского флота.

Отдельные гидроавиазвенья, расположенные в Архангельске и в Новой Ладоге, также влились в части Воздушных Сил Красной Армии и в их составе вели боевые действия до конца войны.

Таким образом, все авиачасти пограничных войск на Севере, западной границе и на Черном море с первых дней войны вошли в состав действующей армии.

Много славных, незабываемых страниц вписали авиаторы-пограничники в историю пограничных войск на фронтах Великой Отечественной войны. Они охраняли небо Москвы, дрались на Севере, на Балтике, на Черном море. Из числа авиаторов-пограничников выросло много мастеров летного дела, которые стали гордостью пограничной авиации *.

Особенно отличились в борьбе с фашистскими захватчиками /воспитанники авиационного отделения Харьковской пограничной школы имени Ф. Э. Дзержинского. В их числе дважды Герой Советского Союза гвардии майор В. М. Голубев. Его имя не раз называлось на страницах печати рядом с именами прославленных асов А. Покрышкина, И. Кожедуба. Более трехсот раз летал он на выполнение боевых заданий. На его счету сотни уничтоженных танков, автомашин, десятки самолетов.

Высокой правительственной наградой отмечен Герой Советского Союза генерал-майор авиации Л. А. Говорухин, участник боев под Сталинградом. Во главе группы штурмовиков он громил окруженные здесь группировки вражеских войск, скопления фашистских группировок под Нижне-Чирской и в районе Котельникова, активно участвовал в освобождении Украины в составе 1-го Украинского фронта, штурмовал скопления живой силы и боевой техники врага под Киевом и Корсунь-Шевченковским, в районе Житомира и Коростеня. На самые трудные и опасные задания Лев Алексеевич лично водил' группу штурмовиков. Всего за годы войны Л. А. Говорухин сделал 198 успешных боевых вылетов, последний из которых был совершен 8 мая 1945 г. в районе чешского города Оломоуц. После войны Л. А. Говорухин командовал авиационной дивизией.

За образцовое выполнение боевых заданий и проявленный при этом героизм звание Героя Советского Союза было присвоено А. Д. Рыхлову и штурману звена эскадрильи Г. В. Писареву.

214 боевых вылетов сделал А. Д. Рыхлов за годы войны. Потопил 5 транспортных, 5 быстроходных десантных барж, взорвал склад с боеприпасами, торпедировал миноносец в базе и сбил два самолета противника. 25 раз летал в тыл врага, а это значит — 50 раз через линию фронта, и каждый раз приходилось прорываться сквозь губительный огонь зенитной артиллерии. Многократно садился на посадочные площадки, сооруженные партизанами, и доставлял им необходимые грузы. За годы войны А. Д. Рыхлов был трижды ранен и трижды, едва превозмогая невыносимую боль, тянул самолет до своего аэродрома, спасая экипаж и машину.

Дважды совершил таран немецких самолетов Герой Советского Союза командир эскадрильи гвардии капитан И. И. Мещеряков.

Звание Героя Советского Союза было присвоено за личную храбрость и умелое руководство боевыми действиями части в борьбе с вражеской авиацией, а также сбитые лично 15 и в групповых боях 16 самолетов противника командиру 508-го истребительного авиационного полка 205-й истребительной авиационной дивизии майору Делегею Николаю Куприяновичу.

Героем Советского Союза стал воспитанник пограничных войск легендарный летчик Алексей Петрович Маресьев, самолет которого 4 апреля 1942 г. в воздушном бою в районе демянского плацдарма (Новгородская область) был подбит и упал в лес в тылу врага. Раненный, с обмороженными ногами, голодный, 18 суток пробирался Алексей Петрович к своим. После ампутации голеней обеих ног Маресьев, проявив необычайную силу воли, в июне 1943 г. вновь вернулся в строй.

Двадцать два самолета сбил А. И. Володин — Герой Советского Союза, генерал-майор авиации.

Анатолий Иванович Володин участвовал в боях на Закавказском, Юго-Западном и 3-м Украинском фронтах. Закончил войну заместителем командира эскадрильи. В декабре 1947 г. он был призван в кадры погранвойск. Начав летать рядовым летчиком на самолете По-2, он через 15 лет стал руководителем пограничной авиации. И в том, что сейчас крылатые пограничники летают на самой современной, высокоманевренной и всепогодной технике, есть большой личный вклад Героя Советского Союза генерала А. И. Володина.


Бывший командир звена 4-й эскадрильи погранвойск, впоследствии летчик-испытатель МАП, Ю. А. Добровольский Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1956 г. за исключительные заслуги перед государством в деле испытания новых самолетов и проявленные при этом героизм, выдержку и мастерство был удостоен звания Героя Советского Союза.

В авиационных частях ВВС воевало много умелых, храбрых летчиков-пограничников, таких, как майор Аккуратов, награжденный четырьмя боевыми орденами, полковник А. В. .Горечкин, также удостоенный многих боевых орденов, штурманы — воспитанники авиационного отделения Харьковской пограншколы А. X. Тищенко, В. А. Яблонский. Двадцать фашистских стервятников уничтожил в боях отважный летчик-пограничник К. Боков.

Отважно сражались с врагом в тяжелом 1941 году летчики-пограничники Белобородое, Поправка, Ножкин, Янычев, штурманы Тульский, Сумароков, Коваленко, Волочаев, Павлов, Медведев, стрелки-радисты Коновалов, Перепелкин, Борисов, Сигаев. Нельзя не отметить пограничника стрелка-радиста Константинова, который за время войны сделал более 400 боевых вылетов и имел наибольшее число вылетов среди всех радистов ВВС Черноморского флота. Он награжден тремя боевыми орденами

Спустя много лет после войны в августе 1963 г. в районе пос. Мотке Суоярвского района Карельской области местными жителями были обнаружены обломки двух советских самолетов. Из-под обломков были извлечены останки восьми летчиков, оружие и личные документы.

Из обнаруженных документов и других источников стало известно, что 29 июля 1941 г., выполняя боевое задание командования ВВС Карельского фронта по выброске десанта на финскую территорию, погибли смертью храбрых экипажи двух самолетов 11-й отдельной авиационной эскадрильи пограничных войск в составе: заместителя командира эскадрильи старшего лейтенанта Старостина Василия Петровича, старшего летчика морского звена старшего лейтенанта Федоренко Николая Устиновича, летчика морского звена старшего лейтенанта Савченко Григория Александровича, борттехника воентехника 1 ранга Ребизова Ивана Степановича, борттехника младшего воентехника Ярица Михаила Никифоровича, стрелка-бомбардира морского звена младшего сержанта Кузнецова Ивана Яковлевича. Были обнаружены останки и двух десантников, летевших для выброски в тыл противника. Останки погибших летчиков и десантников были похоронены с воинскими почестями в пос. Мотке...

Массовый героизм проявили авиаторы-пограничники московских полков погранвойск, базировавшихся в Быково.

В связи с создавшейся сложной обстановкой и приближением немецко-фашистских войск к столице нашей Родины Москве в сентябре 1941 г. был сформирован 1-й истребительный авиационный полк пограничных войск. Командиром полка был назначен майор В. В. Емельянов — депутат Верховного Совета Казахской ССР, военкомом — батальонный комиссар Л. П. Азаров, начальником штаба — капитан Г. Г. Софии, старшим инженером — инженер-капитан Е. К. Шеверга. На вооружении полка были высотные истребители МиГ-3.

Формирование полка закончилось в сентябре. Он вошел в оперативное подчинение 6-го авиационного корпуса, который прикрывал Москву от воздушных налетов противника. Штаб корпуса выделил полку для охраны с воздуха сектор Москва, Кашира, Коломна. В этом секторе и патрулировали истребители полка. Он вел также боевую работу по прикрытию железнодорожных перевозок, своих войск Западного фронта, участков шоссейных дорог и выполнял другие боевые задачи. Осенью и в начале зимы 1941 г. полк нес боевую охрану ближайших подступов к Москве в своем секторе, в котором находилась каширская электростанция, дающая электроэнергию столице.

К осени 1941 г. аэродром Быково стал прифронтовым На его территории построили землянки, щели-убежища. Под землей был оборудован командный пункт, имеющий прямую телефонную связь с оперативной группой Главного управления погранвойск и с 6-м авиационным корпусом. На границе аэродрома и вблизи него были оборудованы зенитные пулеметные точки и установки со снарядами РС для защиты аэродрома от нападения с воздуха. На летном поле аэродрома всегда дежурило звено самолетов в готовности номер один (летчик сидит в кабине и ждет сигнала на вылет). Другое звено патрулировало в указанной зоне. Остальные самолеты также находились в состоянии боевой готовности к вылету. Летно-технический состав был рядом, в землянках. Аэродром работал круглые сутки, не замирая ни на минуту. Одни прилетали с патрулирования, дозаправлялись горючим, боеприпасами и ждали очереди на вылет, другие взлетали, уходя на боевое задание.

В дни решающей битвы за Москву летчики полка совершили немало боевых вылетов на прикрытие наших войск и отражение налетов вражеской авиации на город. Пример высокого мастерства по отражению вражеской авиации показал командир этого полка майор Емельянов авиаторы-пограничники во главе со своим командиром не допустили ни одного случая налета врага на охраняемые объекты. Среди лучших летчиков полка были капитаны Жук, Тавгень, старшие лейтенанты Беляев, Кухтин, Магдалин, Судаков, Бычков, лейтенанты Шмигель, Старченко и др.

Обстановку тех дней в какой-то мере воссоздают оперативные сводки полка. Вот сводка за 10 октября 1941 г.: «В 8.45 экипажи старшего лейтенанта Магдалина и старшего лейтенанта Судакова в районе 10 км западнее ж.-д. станции Запутня, на высоте 1300 м обнаружили самолет Ю-88, пикировавший на железнодорожный эшелон. Противник отогнан от объекта атаки, но не сбит, так как ушел в облака». А за 7 декабря 1941 г. в боевом журнале полка такая запись: «В 13.20 в районе Верхне-Мячиково за облаками, на высоте 2500—3000 м в упорном воздушном бою с самолетами противника... погиб командир 2-й эскадрильи капитан Беляев. Полк потерял одного из лучших своих летчиков. Потерян был самолет МиГ-3».

Когда немецкие войска были отброшены от Москвы, полк прикрывал наши наступавшие части в направлении Москва, Наро-Фоминск, Малоярославец и далее, а потом прикрывал железнодорожные участки Наро-Фоминск — Балабаново — Малоярославец.

Фашистские стервятники всячески старались вывести из строя аэродром Быково. При налете на аэродром они применяли своеобразную тактику: внезапно нападали из облаков, как правило, самолетами-одиночками. Выйдет из облаков такой самолет, сбросит бомбу и сразу же уходит опять в облака, второго захода не делает. При этом взять на прицел вражеский самолет было довольно трудно. Первый такой налет на аэродром был сделан днем 3 августа 1941 г. Немецкий самолет Хе-111 выскочил из облака и сбросил зажигательные бомбы на стоянку истребителей, но бомбы упали в стороне от самолетов, не причинив им вреда. «Зажигалки» быстро потушили.

В дни, когда шла решающая битва за Москву, полк тоже внес свой вклад в разгром врага,летчики совершили немало боевых полетов. Так, например, на 16 декабря командир 6-го авиационного корпуса поставил полку задачу: «Прикрыть с воздуха наши наступающие части в районе Наро-Фоминск, Коломенское». Потом к этим названиям добавились Балабаново, Боровск. Полк прикрывал также от налетов фашистских стервятников Малоярославец, Обнинск, Белоусово.


Со дня формирования полка и до декабря 1941 г. им командовал В. В. Емельянов. После его гибели полк возглавляли Б. И. Жук и затем К. М. Шишков. При передаче полка в 6-й авиационный корпус ПВО Красной Армии командиром был утвержден Б. И. Жук. Передача происходила в начале 1943 г. Полк стал именоваться 11-м истребительным авиационным полком 6-го ист-ребительно-авиационного корпуса ПВО.

Для характеристики боевых качеств полка небезынтересно привести выдержку из акта передачи и приема полка: «1-й истребительный авиационный полк пограничных войск НКВД с 1 декабря 1941 г. находился в оперативном подчинении 6-го авиационного корпуса и выполнял наравне с другими авиачастями боевые задачи по обороне столицы. Личный состав полка хорошо освоил особенности работы в условиях ПВО г. Москвы и изучил районы боевых действий. В полку отработаны вопросы наведения наших истребителей на самолеты противника и отражения массовых налетов».

Под руководством полкового комиссара С. С. Крышана в частях и подразделениях гарнизона развернулась в те дни работа по мобилизации всего личного состава на выполнение задач по прикрытию объектов в выделенном секторе, на обеспечение полетов в тыл противника для связи с партизанами, а также полетов по специальным заданиям командования. Особое внимание уделялось сплачиванию личного состава частей и подразделений гарнизона и служб штабов.

С. С. Крышан вложил много сил и энергии в дело воспитания личного состава. Постоянно бывая в частях и общаясь с летным составом, он проводил большую работу по мобилизации личного состава на лучшее выполнение своего воинского долга, заботился о росте партийных рядов, укреплении дисциплины и организованности, большое внимание уделял бригадной газете «Летчик-чекист» и много помогал редакции газеты в ее работе по идейно-политическому воспитанию личного состава авиабригады. Проводились беседы о мужестве частей и подразделений, обороняющих столицу нашей Родины Москву.

Помощник командира авиабригады Д. П. Филатов с большим умением и высокой оперативностью решал все вопросы тылового обеспечения частей гарнизона, строительства и ремонта аэродрома.

Штаб 1-го истребительного полка отрабатывал вопросы взаимодействия между частями 6-го авиационного корпуса, службой наведения и оповещения ПВО Московского округа, а также вопросы управления и организации всех видов связи. Он был полностью обеспечен переговорными таблицами, кодовыми и радио-данными.

Инженерно-технический состав авиабригады и окружных ремонтных мастерских под руководством Д. П. Филатова и майора инженерно-технической службы М. С. Красильникова ускорил темпы ремонта самолетов и моторов.

Много потрудился технический состав частей авиагарнизона Быково — специалисты ремонтных мастерских и служб связи, личный состав батальона аэродромного обслуживания, которые в зимние суровые, морозные дни готовили машины к полетам, содержали аэродром в постоянной готовности, своевременно подвозили горючее и боеприпасы, ремонтировали неисправные самолеты и моторы.

Много творческого труда вложили в обеспечение успеха в боевой работе авиационных частей гарнизона офицеры отделов я служб штаба авиабригады под руководством начальника штаба подполковника А. И. Зиновьева, а затем полковника А. М. Вей-дерпаса. Круглыми сутками работали офицеры штаба майор П. М. Грибук, майор И. Н. Мустыгин и др. Отличился большой трудоспособностью флаг-штурман авиабригады майор М. П. Бонов, который весь свой богатый опыт самолетовождения передавал летному составу.

Начальник службы связи майор Гаевой, его помощник старший лейтенант Циммерман и другие в самых сложных условиях обеспечивали надежную связь с экипажами самолетов.

Возглавлявший инженерную службу полковник-инженер авиационной службы Н. М. Сергеев со своими офицерами службы успешно решал задачу содержания самолетного парка в полной боевой готовности.

Медицинская служба, возглавляемая подполковником медицинской службы Карон, добилась высокого процента возвращения в строй личного состава, проходившего лечение после различных травм, простудных заболеваний или переутомления.

В начале 1942 г. на базе транспортного авиационного отряда авиационной бригады была создана отдельная транспортная авиационная эскадрилья. Командиром ее стал капитан А. П. Бабанов, начальником штаба — капитан А. В. Завьялов, инженером авиаэскадрильи — военинженер 3 ранга А. П. Васягин. Эскадрилью укомплектовали самолетами Ли-2, СБ, ПР-5 и Р-5. В конце года авиаэскадрилья была развернута в авиационный транспортный полк. После ухода 1-го истребительного авиационного полка в Красную Армию транспортный авиационный полк был переименован в 1-й отдельный авиационный полк пограничных войск НКВД. Командиром полка был назначен полковник В. А. Сычев, начальником штаба — майор В. Я. Куцемелов, старшим инженером — инженер-капитан Е. К. Шеверга.

Авиаторы 1-го авиационного полка с момента формирования и до конца войны выполняли важные оперативные и боевые задания командования по обеспечению боевых действий наших войск. Летчики полка осуществляли связь центра со штабами фронтов, партизанских соединений и отрядов. Самолеты полка доставляли народным мстителям вооружение и боеприпасы, обмундирование и продукты питания, обеспечивали медикаментами, вывозили больных и раненых партизан на Большую землю.

Отличную летную выучку продемонстрировал экипаж самолета Р-5 в составе майоров А. Я.. Яковлева и В. Я. Куцемелова при выполнении полета в глубокий тыл врага. При полете через линию фронта экипаж Яковлева был атакован немецким истребителем «мессершмитт». Пять раз бросался в атаку немецкий летчик, но экипаж самолета Р-5, открыв по врагу огонь из пулеметов, благополучно ушел от поражения. Произведя посадку ночью на партизанском аэродроме, летчики передали боеприпасы, продовольствие и почту. Приняв на борт тяжело раненного ответственного работника НКВД, экипаж благополучно доставил его в Москву на аэродром Быково. За успешное выполнение специального боевого задания А. Я. Яковлев и В. Я. Куцемелов были награждены орденом Красной Звезды. Награду им вручил здесь же на аэродроме командир отдельной мотострелковой бригады особого назначения полковник М. Ф. Орлов.

1-й авиационный полк пограничных войск выполнял много специальных заданий командования по связи с приграничными округами и прифронтовыми городами, в том числе с осажденным Ленинградом, производил переброски оперативного состава Главного управления пограничных войск и центрального аппарата комиссариата.

Фашистское командование понимало значение доставки грузов в осажденный Ленинград советскими самолетами и принимало меры к недопущению этих перевозок, но, как правило, безуспешно.

Так, 27 июля 1943 г. экипаж самолета Ли-2 в составе А. Н. Герасименко, И. Л. Кононенко, Б. Г. Нежнова и В. Е. Стрижака, доставляя груз в Ленинград, умело ушел от 6 вражеских истребителей и благополучно приземлился в осажденном городе. Обратным рейсом летчики вывезли из Ленинграда большую группу раненых, женщин и детей.

Отважные летчики полка Яковлев, Камышев, Тверезый, штурман Куцемелов и другие многократно выполняли смелые, решительные полеты в тыл врага.

С конца января и по июнь 1942 г. инспектор-летчик по технике пилотирования авиабригады капитан Рогозкин регулярно поддерживал связь с командующим 39-й армии генералом И. И. Масленниковым. Связь не прерывалась и в те дни, когда 39-я армия оказалась в окружении.

Летчик старший лейтенант Камышев на самолете Р-5 неоднократно выполнял полеты ночью в тыл врага, доставляя партизанам боеприпасы, медикаменты, почту. Однажды при посадке на партизанском аэродроме самолет в конце пробега ударился о дерево правым нижним крылом и повредил его. Летчик не растерялся. С помощью партизан он укрепил лонжерон крыла срубленной тут же березой и благополучно возвратился на свой аэродром.

В боях под Москвой отличился летчик-пограничник старший лейтенант Ф. С. Тарасов. Будучи заместителем командира 2-й авиационной эскадрильи 426-го истребительного полка, он сбил три фашистских бомбардировщика. В марте 1942 г. в боевой схватке с немецким истребителем Тарасов геройски погиб. Летчик с почестями похоронен в с. Рамушевичи Старо-Русского района Новгородской области; в пос. Удельная Московской области на обелиске, воздвигнутом в честь погибших воинов, занесено его имя.

За успешное выполнение боевых и специальных заданий в тылу врага, на фронте, при обороне Москвы и охране тыла действующей Красной Армии в годы Великой Отечественной войны большое количество личного состава московских авиационных частей пограничных войск награждено орденами и медалями. Таким образом, части и подразделения гарнизона Быково в годы тяжелых испытаний с честью выполнили свой долг перед Родиной, внесли посильный вклад в победу над врагом.

В то время, когда авиационные части пограничных войск западных округов геройски сражались на фронтах и участвовали в обороне Москвы, пограничные авиационные отряды и эскадрильи Закавказья, Средней Азии, Забайкалья и Дальнего Востока с удесятеренной бдительностью охраняли государственные рубежи от происков вражеских разведок.

Нападение фашистской Германии на Советский Союз и временные успехи врага на Восточном фронте до предела обострили военно-политическую и оперативную обстановку на южной, юго-восточной и дальневосточной границах СССР. В этот труднейший для нашей Родины период советское руководство проводило титаническую работу по мобилизации всех сил страны на разгром врага и одновременно проявляло постоянную заботу об усилении охраны государственной границы.

В числе мероприятий, направленных на обеспечение надежной охраны границы, было и дальнейшее организационное и техническое укрепление авиации пограничных войск. В 1942 г. авиационные эскадрильи были переформированы в авиационные полки и отряды с увеличением их численного состава. На вооружение авиационных частей поступала новая авиационная техника. Это способствовало усилению охраны «невоюющей» границы. Личный состав этих авиачастей пограничных войск с чувством высокого патриотического долга бдительно и самоотверженно нес службу по охране границы, обеспечивая неприкосновенность рубежей Отчизны, и тем самым внес свой посильный вклад в достижение полной победы над врагом.

В период войны авиационные части пограничных войск, как и все сухопутные и морские части, охраняли границу по усиленному варианту. Подразделения авиационных частей базировались, как правило, на ближайших к границе аэродромах и посадочных площадках на наиболее оперативно важных направлениях.

Авиация пограничных войск в этот период применялась в охране границы с учетом конкретной оперативной обстановки, климатических и природных условий, в тесном взаимодействии с сухопутными и морскими пограничными частями. Самолеты постоянно вели воздушную разведку вдоль линии границы на сухопутных участках, морском побережье и в территориальных водах; проверяли контрольно-следовую полосу и снежный покров, острова на приграничных реках; освещали тыл нашей приграничной полосы, горные перевалы и ущелья для обнаружения нарушителей границы; вели наблюдение за сопредельной территорией, производили фотографирование отдельных участков линии границы. При проведении пограничных операций летчики вылетали для поиска диверсионных групп и обнаружения плавсредств нарушителей советских территориальных вод, наводили на них пограничные корабли, катера, поисковые группы и пограничные подразделения и наряды, выполняли транспортные задачи по перевозке оперативных работников, различных грузов, больных и раненых пограничников. Самолеты авиации пограничных войск использовались также для связи штабов пограничных округов с частями и действующими поисковыми группами и нарядами.

Экипажи самолетов высаживали разведывательно-поисковые группы и наводили их на нарушителей границы, оказывали эффективную помощь наземным частям в розыске и задержании нарушителей границы. Они несли службу по охране границы преимущественно в трудных климатических и метеорологических условиях Заполярья, Памира, тайги, Камчатки и побережья Тихого океана.

Особенно активно и результативно использовалась авиация пограничных войск в песчаных и пустынных условиях в пределах Туркменского, Таджикского и Казахского пограничных округов. Окружная газета «Пограничник Туркмении» в мае 1944 г. в статье «Охрана границы в песках» писала: «Незаменимую помощь пограничникам при действии в песках всегда оказывают летчики. В любой обстановке, в большом удалении от пограничных застав пограничникам всегда окажет помощь авиация погранвойск. Самолеты непременно разыщут действующие в песках наряды, укажут им колодцы и маршруты движения, наведут на вражеский след, в тяжелую минуту обеспечат водой, продуктами и Фуражом для лошадей».

В период с 1942 по 1945 г. самолеты 4-й авиаэскадрильи (затем переформированной в 4-й авиационный полк) неоднократно Участвовали в операциях по ликвидации диверсионных групп в глубоком тылу. Под руководством начальника парашютно-десантной службы авиабригады полковника И. Г. Старчака они производили выброску парашютно-десантных групп для задержания и Уничтожения бандитов. Только в 1944 г. авиационным полком было высажено 72 парашютно-десантные группы. Летчики оказывали конкретную помощь наземным подразделениям в обнаружении и задержании нарушителей границы.

Так, в июле 1943 г. в глубоком тылу, на участке одного из погранотрядов Туркменского округа действовала вооруженная бандитская группа в количестве 14 человек. Для ликвидации банды было выслано три поисковые группы под командованием офицеров Пигматулина, Кудрявцева и Малюшевского. Бандиты внезапно обстреляли одну из поисковых групп, ранили лейтенанта Пигматулина и скрылись. К месту происшествия вылетели два экипажа — майора Гринева и старшего лейтенанта Сорокина. После длительного полета над безводной пустыней авиаторы обнаружили поисковую группу и поблизости от нее, на такире, благополучно произвели посадку. Летчики оказали первую помощь лейтенанту Пигматулину и доставили его в ближайший медпункт.

18 июля поисковая группа под командованием капитана Кудрявцева обнаружила банду и вступила с ней в бой. К месту событий вылетел старший лейтенант Сорокин. По маршруту полета он обнаружил поисковую группу майора Малюшевского, помог обессиленным пограничникам, доставив им воду и продукты питания, а затем поспешил на помощь поисковой группе Кудрявцева, ведущей преследование. Эта группа также, действуя в течение продолжительного времени в изнуряющую жару, без воды, выбилась из сил, оторвалась от банды. Экипаж Сорокина умелыми и решительными действиями оказал необходимую помощь поисковым группам, вывел их на след. Общими усилиями все бандиты были задержаны.

Пограничники того же пограничного отряда продолжительное время вели поиск еще одной крупной банды, пытавшейся уйти за границу. 22 июля 1943 г. летчиком Сорокиным эта банда была обнаружена, она гнала 20 похищенных в колхозах верблюдов и большую отару овец.

По данным экипажа самолета, к указанному месту была выслана оперативная группа под командованием капитана Хазимулина, но ей настичь бандитов не удалось. При втором полете старший лейтенант Сорокин вновь обнаружил банду и караван верблюдов. Чтобы задержать их движение до подхода оперативной группы, он решил обстрелять бандитов из пулемета. В результате обстрела два бандита были убиты и один ранен.

Утром следующего дня Сорокин успешно навел оперативную группу капитана Хазимулина на банду. В результате совместных действий бандиты были задержаны, в том числе и главарь банды. Всего в Ель-Барслимской операции в июле 1943 г. было задержано около 300 человек.

Характерны и другие примеры успешных действий авиаторов-пограничников по оказанию помощи наземным пограничным подразделениям при задержании нарушителей границы и ликвидации бандитских группировок.

Командованию пограничного отряда стало известно о прорыве нарушителей границы из Афганистана в СССР. С рассветом с основной базы — Мары на поиск нарушителей вылетел экипаж самолета в составе младшего лейтенанта Киселева, штурмана младшего лейтенанта Тронина и механика старшего сержанта Тимченко. В 6 часов 20 минут экипаж установил связь с поисковой группой и сообщил ей место обнаружения следов нарушителей. Совместными действиями авиаторов и наземных пограничников нарушители были задержаны.

В мае 1945 г. на участке другого пограничного отряда вооруженная группа из 15 человек пыталась уйти за кордон. Поисковая группа пограничников преследовала нарушителей границы в течение двух дней, но безрезультатно. По заданию командования пограничного отряда три экипажа, возглавляемые капитаном Сорокиным, старшим лейтенантом Мурашкиным, младшим лейтенантом Садовниковым, вылетели на поиск нарушителей.

13 мая летчики обнаружили нарушителей и связались с поисковой группой пограничников, но она находилась на большом расстоянии от места обнаружения разыскиваемых нарушителей. 19 мая с рассветом экипажи снова вылетели для выполнения задания. Нарушители снова были обнаружены. Тогда два самолета остались патрулировать в целях задержания нарушителей до подхода поисковой группы пограничников, а один самолет навел поисковую группу на нарушителей. В результате взаимодействия авиаторов и пограничников все 15 нарушителей были задержаны и обезоружены. Летчики и пограничники поисковой группы были поощрены командованием.

Не менее успешно действовали авиаторы 8-й авиаэскадрильи, охранявшие границу на участках Казахского и Таджикского пограничных округов. Они производили полеты на охрану границы в горных условиях Памира. За время Великой Отечественной войны ими осуществлено 1572 самолето-вылетов с общим налетом 2630 часов. Общий объем пребывания самолетов на границе составил только в 1945 г. 1458 самолето-дней, из них на участке Таджикского пограничного округа 1131 день. Авиаторы по заданию командования неоднократно вылетали для розыска бандитских группировок в нашем тылу. С помощью самолетов обнаружено 33 нарушителя государственной границы, перешедших из Афганистана.

Большую работу в этот период проделала 2-я морская авиаэскадрилья, переформированная в июне 1942 г. во 2-й легкобомбардировочный авиационный полк. Находясь в оперативном подчинении начальника пограничного отряда, в течение всего периода войны эскадрилья охраняла границу на Крайнем Севере в районе Камчатки в сложных климатических и метеорологических условиях.

Морская граница на побережье Камчатки и других островов Тихого океана характерна сложностью рельефа местности, суровостью и изменчивостью климатических условий. Побережье Камчатки представляет собой сплошные скалистые сопки с глубокими ущельями и большими перевалами, быстрыми горными реками, трудными и опасными для передвижения. Да и климат здесь суровый — зимой морозы до 40° С. Зима в этих районах с сильными снегопадами, частой пургой, заметающей аэродромы и посадочные площадки, ветер порой достигает ураганной силы, того и гляди, самолеты сорвет с привязи. Снежные заносы делают многие участки непроходимыми или труднопроходимыми, создается опасность снежных обвалов. Погодные условия настолько неустойчивы, что в течение часа могут несколько раз меняться, ясная тихая погода сменяется туманом, дождем, сильным ветром, а зимой — снегопадом. Изменчивы и морские условия — туман, частые штормы до 9—12 баллов сильно затрудняют плавание. Основными видами транспорта в этом краю являются морской и воздушный, а также олени, собачьи упряжки и лыжи. Однако корабли и катера можно использовать только в летнее время.

В этих условиях пограничники строили на участках комендатур и застав посадочные площадки для легких самолетов, а там, где возможно, применяли гидросамолеты. Посадочные площадки были особенно необходимы для доставки нарядов на отдаленные участки. Шоссейные и грунтовые дороги здесь почти отсутствуют. Связь с внешним миром поддерживается в основном по радио и самолетами.

Из-за сложности географических и климатических условий охрана границы на таких участках сопряжена с большими трудностями. Поэтому при организации службы по охране границы штабы пограничного округа и авиационной части всесторонне учитывали не только оперативную обстановку, но и особенности этого сурового края. Они знали, что беспечность и недисциплинированность могут повлечь за собой гибель людей и авиационной техники.

Оперативная обстановка на участке отряда к началу войны складывалась так, что необходимость усиления охраны государственной границы была очевидной. Отмечался массовый подход к побережью японского рыболовецкого флота и заход многих судов в наши территориальные воды. Японская и американская разведка широко использовала эти суда в своих целях. Создавалась угроза высадки на наше побережье их агентуры. Систематическими стали полеты вдоль нашего побережья американских разведывательных самолетов, заходы их подводных лодок в наши территориальные и даже внутренние воды.

Такая обстановка требовала более совершенной тактики охраны границы. Охранять следовало все подходы к нашим берегам, районы и пункты, куда возможны были выходы агентуры после ее высадки на побережье или выброски на парашютах с самолетов, а также направления на берегу, на которых возможна высадка людей с помощью различных плавсредств для дальнейшего следования на материк в районы и пункты, интересующие иностранные разведки.

Пограничный отряд широко использовал в охране границы корабли, катера и самолеты, организовал взаимодействие между ними, без чего нельзя было успешно решать задачу надежной охраны морской границы.

Самолеты, находившиеся в оперативном подчинении пограничного отряда, несли дозорно-разведывательную службу в тесном взаимодействии с пограничными кораблями, обеспечивали оперативное руководство подразделениями погранотряда, их материально-техническое снабжение, производили высадку пограничных нарядов на отдаленные участки.

Особенно ощутили пограничники отряда роль авиационной техники, когда на Камчатку стали поступать новые самолеты Ли-2, Ил-14, Ан-2, а позднее и вертолеты Ми-4.

Являясь старейшей воинской частью на Камчатке, 2-й легкобомбардировочный полк с 1933 г. неустанно нес службу по охране наших дальних рубежей. Свою историю полк начал как частица военно-воздушных сил Черноморского флота. В 1931 г. в Севастополе была сформирована отдельная морская авиаэскадрилья, на вооружении которой состояли гидросамолеты Мр-1 и «Савойя». Затем эскадрилья по железной дороге перебазировалась в Хабаровск, а оттуда в Петропавловск-Камчатский на усиление войск НКВД.

В годы войны полк внес свой вклад в дело борьбы с фашистскими агрессорами. Он совершил 830 вылетов на выполнение различных боевых задач. Охраняя морскую границу на Крайнем Севере, нес службу на советских коммуникациях в районе пролива Беринга, прикрывая наши суда и охраняя границу на участке, связывающем СССР и США. Только в течение 1943—1945 гг. экипажами полка было обнаружено более 130 японских судов, о действиях которых своевременно докладывалось командованию.

Так работал личный состав авиации пограничных войск, охраняя южные, юго-восточные и дальневосточные рубежи нашей Родины.

Наряду со служебной деятельностью по охране государственной границы личный состав авиационных частей в период Великой Отечественной войны регулярно занимался боевой подготовкой. Офицеры штаба авиабригады на протяжении всей войны и в послевоенный период оказывали авиационным частям большую помощь.

В частях часто бывали представители штаба, которые в большинстве имели высшее военное образование и являлись квалифицированными специалистами. Прекрасными специалистами и организаторами были офицеры штаба Зиновьев, Грибук, Розинкин, Мустыгин, Вейдерпас, инженеры Сергеев, Красильников, Туманов, Новиков, Смирнов, Филатов и др. Они занимались не только проверкой службы и боевой готовности частей. Их задачей было оказание помощи офицерам штабов частей в организации службы и боевой подготовки, а задачей инженерно-технического состава частей — освоение и эксплуатация материальной части, организация и повышение качества ремонта самолетов и двигателей.

Офицеры штаба авиабригады контролировали работу авиаремонтных мастерских, постоянно помогали работникам этих мастерских в практической работе, следили за качеством ремонта и восстановлением авиационной техники, особенно приборного и радиотехнического оборудования. Здесь особенно проявил себя молодой инженер Н. И. Туманов.

В авиационных частях и авиаремонтных мастерских они могли в случае отступления от курса боевой подготовки, инструкций или неправильной эксплуатации авиационной техники, а также в случае отступления от утвержденных чертежей, нарушения технологии, применения некондиционных материалов или брака прекратить эксплуатацию авиационной техники или работ авиационных мастерских.

И нужно сказать, что командиры и инженеры авиационных частей видели в офицерах—представителях штаба авиационной бригады своих старших товарищей, которые рука об руку с ними боролись за достижение общей цели—безаварийной и бесперебойной работы техники в авиационных частях.

Военный комиссар, а затем заместитель командира авиабригады по политической части полковой комиссар С. С. Крышан, политический отдел управления авиабригады, возглавляемый батальонным комиссаром П. А. Юхновец, внесли немалый вклад в дело воспитания личного состава, обеспечения безопасности полетов, направляя усилия командиров и политработников, партийных и комсомольских организаций на повышение боевой готовности и бдительности, укрепление дисциплины, эффективности использования в охране границы авиационной техники, развертывание борьбы за качественное освоение новой авиационной техники, поступающей на вооружение авиационных частей, овладение мастерством в ее использовании, увеличение числа отличников, отличных экипажей и подразделений. Они часто выезжали за границу с офицерами политотдела и оказывали практическую помощь командирам авиационных частей.

Участие Авиации погранвойск в войне с империалистической Японией

В период подготовки боевых действий по разгрому Квантунской армии авиация пограничных войск широко использовалась для разведки противника. Экипажи самолетов получали боевые задания по наблюдению за сопредельной территорией, выявлению скоплений и перегруппировки японских войск в пограничной полосе и строящихся оборонительных сооружений, фотографированию военных объектов, опорных пунктов и узлов сопротивления японских войск, дорог, участков местности в сопредельной пограничной полосе, оказывали помощь своим войскам по прокладке линий связи.

В апреле 1945 г. в Быково был сформирован специальный авиационный полк пограничных войск. Для выполнения специального задания правительства по обеспечению строительства линий связи в районе Чита — Даурия, Приморья и Сахалина полк был перебазирован в город Нерчинск.

В течение апреля и мая 1945 г. шла напряженная учеба и подготовка летного состава к полетам в сложных природных и метеорологических условиях. Предстояло строить линию связи по непроходимой бездорожной лесной тайге, через скалистые сопки, через места, где не ступала нога человека. В этих условиях полеты, особенно на самолетах По-2, были очень сложными. Выполнялись неоднократные рекогносцировочные полеты для изучения прохождения трассы строительства линии связи и выбора посадочных площадок в районе предстоящих работ.

Отрабатывались приемы и способы точного сбрасывания парашютных и беспарашютных грузов к объектам строительства.

Наряду с учебой летного состава командование, политаппарат и партийная организация провели большую организаторскую и разъяснительную работу среди личного состава полка. Все военнослужащие понимали важность и ответственность предстоящих работ.

Летный состав самоотверженно, с полным напряжением сил работал днем и ночью в любых условиях. Ежесуточно экипажи самолетов совершали от 3 до 8 вылетов с грузами. Сбрасывать грузы приходилось с двух или трех заходов.

В этих условиях авиаторы, не жалея сил, делали все возможное, а иногда и невозможное. Так, экипажу самолета в составе летчика Степанова и штурмана младшего лейтенанта Назарова было приказано доставить на трассу груз и сбросить его без парашюта. При сбрасывании груза бухта проволоки весом 90 кг концом подвесной системы зацепилась за ухват бомбодержателя и осталась висеть под плоскостью. Попытки летчика сбросить груз эволюциями самолета оказались безрезультатными. Создалось угрожающее полож?ние. Казалось, авария неизбежна. Тогда штурман Назаров, рискуя жизнью, вылез на плоскость самолета, обрезал зацепившийся конец подвесной системы, освободил самолет от груза, благополучно возвратился в кабину и занял свое место в машине. Экипаж успешно выполнил задание и без повреждений благополучно приземлился на своем аэродроме.

Самолеты полка при выполнении строительных работ совершили 2854 самолето-вылетов с общим налетом 4495 часов, перевезли 1 215 570 кг различных грузов. Только медной и железной проволоки было доставлено около 600 тыс. кг. Сброшено с парашютом 3318 и без парашюта 2197 единиц (объектов) груза. Покрыто расстояние 764 026 км.

В период с 25 мая по 31 июля 1945 г. в исключительно трудных климатических и метеорологических условиях правительственное задание по обеспечению строительства линии связи авиаторами полка было выполнено раньше установленного срока на 45 суток.

К началу войны с империалистической Японией столица нашей Родины Москва имела прямую связь с самыми отдаленными районами страны—Приморьем и Сахалином. За активное участие в строительстве линии связи, а затем в боевых операциях по борьбе с японскими империалистами многие летчики, штурманы, техники и механики полка были награждены орденами и медалями Советского Союза. Перебазировавшись впоследствии на Сахалин, авиаторы-пограничники встали на стражу рубежей Родины на Тихом океане.

Славный боевой путь прошел Нерчинский Краснознаменный отдельный авиационный полк НКВД, начало формированию которого было положено в январе 1932 г. в городе Алма-Ате. Тогда, в начале пути, у молодого летного состава, прибывавшего из авиашкол ГВФ, Осоавиахима и «Динамо», имелось еще немало недостатков и упущений, но годы тяжелого и упорного труда личного состава превратили часть в боевую единицу. В ноябре 1935 г. 15 самолетов Р-5 в честь 15-й годовщины Казахской ССР совершили длительный по тому времени перелет по маршруту Алма-Ата — Аягуз — Вахты — Зайсан — Семипалатинск — Аягуз — Алма-Ата протяженностью свыше 2 тыс. км. Перелет имел огромное значение. До этого времени население отдельных районов и населенных пунктов не видело самолетов. И вот в день 15-летия республики многие люди впервые своими глазами увидели одно из достижений социалистической Родины — свою, советскую авиацию.

Обладая уже немалым опытом полетов, авиационная часть в феврале 1942 г. перебазировалась из Алма-Аты в Нерчинск, покрыв расстояние 4 тыс. км. Длительный групповой полет над тайгой в условиях зимы еще больше закалил летчиков. На новом месте службы летный состав сразу же приступил к выполнению» заданий по охране границы, ;к разведке ближайших ее подступов. Командование пограничного отряда получало ценные данные. Нередко офицеры отряда лично вылетали на разведку приграничной полосы. К началу войны с Японией командование располагало необходимой информацией, обеспечившей впоследствии успешные боевые действия.

9 мая 1945 г. залпы победоносного салюта, произведенные в столице нашей Родины Москве, возвестили всему миру об окончании войны в Европе. Разгромленная и поверженная фашистская Германия была вынуждена подписать акт о безоговорочной капитуляции. Народы Европы получили долгожданный мир и приступили к залечиванию тяжких ран, нанесенных войной.

Разгром фашистской Германии не означал, однако, конца второй мировой войны: ее очаг, возникший на Дальнем Востоке еще в начале 30-х годов, продолжал полыхать в полную силу. Японский милитаризм, развязавший захватническую войну в этом районе земного шара, не собирался складывать оружие. Разгром фашистской Германии и ее сателлитов в Европе поставил Японию в положение международной изоляции, однако ее правящие круги не отказались от продолжения войны. Японское правительство отвергло требование правительства США, Великобритании и Китая, изложенные ими в июле 1945 г. в Потсдамской декларации о прекращении военных действий и безоговорочной капитуляции.

Японский милитаризм был не менее опасен, чем германский, и нужно было избавить Советскую страну от угрозы военного нападения.

Верный своим союзническим обязательствам, Советский Союз 9 августа 1945 г. вступил в войну с Японией.

В ночь на 9 августа передовые и разведывательные отряды трех фронтов перешли государственную границу и с разных направлений вступили на территорию Маньчжурии. Большую роль в успешном начале наступления фронтов сыграли части и соединения Забайкальского, Хабаровского и Приморского пограничных округов, оперативно подчиненных командующим фронтами.

Советское командование поставило перед пограничными войсками Дальнего Востока три задачи: уничтожить японские погранично-полицейские кордоны, обеспечить переправы частей Красной Армии через реки Амур и Уссури, охранять тыл действующей Красной Армии.

На авиацию пограничных войск возлагались разведка и уничтожение гарнизонов японских пограничных постов.

Специальные отряды 'пограничных войск первыми форсировали реки Аргунь, Амур и Уссури и внезапным ударом ликвидировали вражеские пограничные посты, пограничные полицейские отряды и гарнизоны отдельных опорных пунктов приграничных укрепрай-онов. Отважные пограничники, превосходно знавшие местность перед своими участками, были проводниками в подразделениях и частях полевых войск.

С рассветом авиационные части дальневосточных пограничных округов, приданные в оперативное подчинение действующим войскам, вели разведку и уничтожение гарнизонов японских пограничных постов.

Тихоокеанский флот ставил оборонительные минные заграждения и развертывал на позициях подводные лодки для нарушения коммуникаций противника в Японском море, а авиация и соединения торпедных катеров Тихоокеанского флота нанесли удары по японским кораблям, судам и другим объектам в портах Северной Кореи.

Фронтовая авиация Красной Армии нанесла бомбовые удары по железнодорожным узлам, станциям, аэродромам и колоннам войск противника в районах Хайлара, Харбина, Гирина, Мукдена, Чанчуня. Советские ВВС прикрывали главные группировки войск фронтов, срывали маневр резервами противника, поддерживали наземные войска при прорыве укрепленных районов и развитии наступления, нарушали управление войсками Квантунской армии, вели непрерывную разведку.

Утром границу начали переходить главные силы. Так началась Маньчжурская стратегическая наступательная операция советских войск па Дальнем Востоке.

В тот же день войска трех дальневосточных фронтов под командованием Маршала Советского Союза Василевского перешли в наступление и прорвали долговременную и глубокоэшелонированную оборону японцев на границах Маньчжурии.

Войска Забайкальского фронта, действовавшие под командованием Маршала Советского Союза Малиновского, в первый же день наступления штурмом овладели мощным Маньчжуро-Чжа-лайнарским укрепленным районом, прикрывавшим путь в глубь Маньчжурии, и освободили от японских захватчиков города Маньчжурия и Чжалайнар.

Войска 2-го Дальневосточного фронта, действовавшие под командованием генерала армии Пуркаева, прорвали долговременную оборону японцев в районе Хабаровска и освободили город Фуюань.

Сокрушительным ударом прорвали оборону противника войска 1-го Дальневосточного фронта, действовавшие под командованием Маршала Советского Союза Мерецкова.

Удары советских войск оказались для противника полной неожиданностью— меры по строгому соблюдению скрытности перегруппировок и сосредоточения сил дали свои результаты. С фронтов стали поступать сведения о том, что враг не в состоянии сдерживать натиск наступавших с многих направлений группировок, хотя и бросал в бой все наличные силы, не считаясь с потерями.

Дальнейшее наступление советских фронтов проходило в том же высоком темпе, хотя трудности непрерывно росли: сопротивление противника усиливалось, сложные географические условия вынуждали танковые и механизированные соединения наступать не широким фронтом, а только на изолированных направлениях. Это требовало значительного усиления каждого соединения для придания ему большей самостоятельности, что создавало немало дополнительных трудностей в обеспечении наступающих горючим и боеприпасами.

Большие трудности для преодоления представляли горные цепи Большого Хингана, покрытого густым лесом, бездорожье, заболоченность долин и распадков, но благодаря хорошей подготовке к трудному маршу через горные кряжи, налаженной взаимопомощи пехотинцев, танкистов, артиллеристов, саперов, самоотверженности экипажей боевых машин ударная группировка Забайкальского фронта в небывало короткий срок преодолела столь сложное препятствие и вырвалась на простор Маньчжурской равнины.

Стремительное наступление советских войск в Маньчжурии оказало большую помощь китайским войскам, облегчив тяжелое положение, в котором они оказались к лету 1945 г. Когда Квантунская группировка японцев начала откатываться под ударом советских войск, главнокомандующий китайскими войсками Чжу Дэ издал ряд приказов, предписывавших народным армиям немедленно перейти в наступление и развернуть совместные действия с советскими и монгольскими войсками против Японии в целях расширения территории освобожденных районов.

Активное участие в боевых действиях против японских самураев по боевой разведке, очищению от врага обширных районов территории Маньчжурии, расположенных между операционными направлениями, приняли 3-й и 8-й авиационные полки пограничных войск.

Авиационные части оказывали помощь наземным войскам в уничтожении наиболее крупных гарнизонов не только в приграничной полосе Маньчжурии, но и в глубоком тылу. Кроме того, самолеты авиации пограничных войск участвовали в розыске, преследовании и уничтожении отходящих с границы японских гарнизонов и скрывавшихся групп врага. При обнаружении отходящих групп противника авиаторы-пограничники наводили на них оперативно-войсковые подразделения наземных частей, бомбовыми ударами и пулеметным огнем срывали переправы противника через реки и задерживали его отход до подхода наших подразделений и частей.

Особенно большая боевая работа проводилась 3-м отдельным легкобомбардировочным авиационным полком.

За июль и начало августа 1945 г. (подготовительный период) самолеты 3-го отдельного легкобомбардировочного авиационного полка под командованием майора А. А. Шестова на участке Забайкальского округа пограничных войск произвели 214 вылетов (не нарушая границы). Особенно напряженными были 7 и 8 августа 1945 г. В эти дни по заданию командования 36-й армии самолеты полка совершили 36 вылетов в целях разведки противника на маньчжурском и хайларском направлениях. В результате было сделано более 30 фотосъемок вражеских объектов. К началу войны с Японией командование располагало необходимой информацией, обеспечившей впоследствии успешные боевые действия.

В дальнейшем этот полк в пределах Забайкальского фронта во взаимодействии с пограничными отрядами выполнял следующие боевые задачи: наносил удары по гарнизонам противника, расположенным вдоль границы; наносил бомбовые и штурмовые удары по гарнизонам врага, находящегося в тылу; преследовал и уничтожал отходящие разрозненные группы противника; производил разведку местности и районов сосредоточения противника; наводил свои наземные войска на врага; выполнял транспортные перевозки и другие оперативно-боевые задачи.

Авиаторы полка с 9 августа по 3 сентября 1945 г. выполнили 300 боевых вылетов на уничтожение противника, 64 вылета на поиск и штурмовые действия отступающих вражеских подразделений. Они преследовали противника вплоть до Хинганского перевала, разрушили переправу через реку Чан и 5 оборонительных сооружений, уничтожили свыше 200 солдат и офицеров и 30 подвод с грузами.

Самолетами было переброшено в район боевых действий 65 офицеров руководящего звена, эвакуировано 15 тяжело раненных пограничников, перевезено 6273 кг боеприпасов, продовольствия и других грузов.

Многие летчики полка в боях с японскими самураями проявили исключительное мужество, находчивость и героизм, умело и самоотверженно выполняли боевые задачи.

Так, опорный пункт японцев в городе Джурганхе оборонялся значительным гарнизоном. 10 августа пограничные части ночью форсировали реку Аргунь и приблизились к городу. Прицельный ружейно-пулеметный ого;:ь врага мешал продвижению пограничников вперед. Требовалось воздействие авиации. Перед рассветом 10 августа с оперативной посадочной площадки Нерзавод в воздух поднялись звено самолетов СБ в составе заместителя командира эскадрильи капитана Чепыга, лейтенантов Сорокина. Подгорнова и Горского и самолет По-2 (экипаж в составе летчика Ведербура, штурмана Савенкова) и взяли курс на Джурганхе. Этой операцией руководил начальник штаба полка майор Кравцов.

С рассветом самолеты СБ появились над целью. С высоты 800 м экипажи произвели бомбометание, а затем, снизившись до высоты 200 м, пулеметным огнем подавили огневые точки противника. Несмотря на ограниченную видимость и близость к цели наших подразделений, выложивших перед собой опознавательные полотнища, бомбы попали точно в цель. Авиаторы-пограничники своим ударом расчистили путь наземным подразделениям. Город Джурганхе был взят штурмом.

В этот же день экипаж самолета По-2 (летчик младший лейтенант Пашенов и штурман Сероштан) выполнял боевую задачу по уничтожению небольшого вражеского гарнизона. Прямым по-паданием бомб авиаторы подожгли здание. Распространившийся огонь вынудил японцев покинуть помещение, и они стали разбегаться. Заметив это, летчик Пашенов быстро посадил свой самолет и. сняв с него пулемет, открыл уничтожающий огонь по бегущим японцам. Покончив с отходящей группой противника, смелый, находчивый летчик ворвался в горящее здание, захватил секретные документы и благополучно вернулся на свой аэродром.

Активно действовала группа самолетов капитана Н. А. Семенченко. При низкой облачности и моросящем дожде она буквально над золой Амура приблизилась к городу Мохо и вышла на цель. Продолжая полет под самой кромкой облаков, наши самолеты нанесли неожиданный бомбовый удар по вражеским казармам и полицейскому управлению. Удар был столь внезапным, что, пролетая мимо казармы, авиаторы-пограничники увидели, как из окон одного из зданий размахивали белым флагом.

Отдельные группы и экипажи самолетов самостоятельно решали задачи по уничтожению кордонов, переправ противника на реке Ган, по преследованию и уничтожению отходящих разрозненных групп врага.

В период с 15 по 17 августа экипажи трех самолетов СБ и четырех По-2 уничтожили несколько группировок противника в районе Драгоценки, совместно с наземными пограничными частями сорвали две переправы японцев через реку Ган, в результате группировка японцев понесла тяжелые потери и была рассеяна, а мелкие группы противника преследовались и уничтожались самолетами до самого перевала Большой Хинган.

В тылу Маньчжурии, в районе Лочоу, Чилиндзы группа из четырех самолетов По-2 и одного Р-5 под командованием командира полка майора А. А. Шестова действовала по уничтожению японцев, отходивших в глубь маньчжурской территории.

За период боевых действий Нерчинский полк произвел 267 одиночных и групповых вылетов. Наиболее отличились летчики А. И. Пашенов, Б. 3. Бибиков, И. Я. Шубин, Б. И. Сорокин, В. М. Блинов, штурманы А. К. Сероштан, В. Ф. Журавлев, Ф. Д. Рыжков, Н. И. Савенков, В. А. Слесаренко, а также инженер А. Л. Полянский, техник П. С. Музыка и многие другие.

16 августа 1945 г. экипаж самолета По-2 в составе летчика лейтенанта Шубина и штурмана лейтенанта Рыжкова в труднейших метеорологических условиях (проливной дождь, сплошная низкая облачность, отсутствие ориентиров) выполнял задание главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке Маршала Советского Союза А. М. Василевского.

Прибыв на аэродром Тахтамыгда, летчик Шубин доложил маршалу о выполнении задания и маршруте своего полета, а также об условиях несения службы авиацией погранвойск в пределах Забайкалья. Маршал Василевский высоко оценил действия авиаторов-пограничников и в заключение сказал: «Передайте мою благодарность вашему командиру полка и всем летчикам-пограничникам за их боевую работу и способность летать в трудных метеорологических условиях над тайгой».

Большое количество летно-технического состава полка за героизм, проявленный в боях против японских самураев, удостоилось боевых орденов и медалей. Командир полка майор Шестов награжден двумя орденами Красного Знамени, заместитель командира полка по политической части майор Фролов и начальник штаба майор Кравцов — орденом Отечественной войны I степени.

За образцовое выполнение боевых заданий командования Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 сентября 1945 г. полк был награжден орденом Красного Знамени, а позднее переименован в 3-й ордена Красного Знамени авиационный полк.

В боях с японскими самураями отличился также 8-й отдельный авиационный полк под командованием подполковника Н. Е. Енина, начальник штаба капитан И. И. Куликов.

Одна группа самолетов находилась в оперативном подчинении начальника охраны тыла Дальневосточного флота, вела боевую разведку в целях выявления отходящих разрозненных групп противника. В результате успешно проведенной разведки было обнаружено пять групп японских солдат и офицеров в тылу наших наступающих войск в количестве 450 человек. Благодаря мерам, принятым командованием наземных войск, обнаруженные японские солдаты и офицеры были взяты в плен и разоружены.

В конце августа 1945 г. самолет, пилотируемый летчиком старшим лейтенантом И. П. Балябой, совершая разведывательный полет в трудных метеорологических условиях, произвел вынужденную посадку на Маньчжурской территории в районе городка Ченьжен. На борту самолета находился офицер штаба Хабаровского округа капитан Н. В. Шамшурин. Офицерам стало известно от местных жителей, что в тылу наших наступающих частей в районе городка остался небольшой вооруженный гарнизон японских войск. Они доложили об этом в штаб округа.

Командир полка подполковник Н. Е. Енин, находившийся на аэродроме Цзямусы, от начальника охраны тыла получил задание срочно вылететь в район Ченьжен и возглавить ликвидацию японского гарнизона. Подполковник Енин вместе с переводчиком лейтенантом Н. С. Ганом по прибытии к месту происшествия уточнил обстановку и осуществил дерзкий план. Объединив группу офицеров и несколько солдат-связистов, случайно оказавшихся здесь, он создал видимость окружения японского гарнизона большим подразделением советских войск и предложил «окруженным» сложить оружие.

Так было взято в плен более 240 японских солдат и офицеров.

За эту дерзкую операцию подполковник Н. Е. Енин был награжден орденом Отечественной войны I степени, а капитан Н. В. Шамшурин, старший лейтенант И. П. Баляба и лейтенант Н. С. Ган — орденом Красной Звезды.

Вторая группа самолетов выполняла оперативные задания начальника Сахалинского пограничного отряда по разведке укрепленных районов японских войск, пограничных и полицейских постов. Третья группа выполняла аналогичные задачи на участках других пограничных отрядов.

В период боевых действий 8-м авиационным полком произведено 264 самолето-вылета с общим налетом 576 часов. Из них на боевую разведку — 76 вылетов с налетом 240 часов, на штурмовые действия отходящих групп противника — 66 вылетов с налетом 120 часов, на переброску оперативного состава пограничных войск — 90 вылетов—120 часов, на перевозку военных грузов и эвакуацию раненых — 25 вылетов — 76 часов.

По окончании строительства линии связи авиаторы 7-го авиационного полка погранвойск принимали активное участие в войне с. Японией. Личный состав полка совместно с сухопутными войсками продвигался вперед, участвовал в форсировании гор Большого Хингана, в овладении городами Чанчунь, Мукден и др.

Авиаторы осуществляли переброски десантов, оперативных работников, производили разведку и обеспечивали боевые действия пограничных частей.

С самолета Ли-2 в районе города Харбин был сброшен парашютный десант в количестве 16 человек. Десантники в тылу врага провели большую разведывательную работу, имели несколько боевых столкновений с противником. Поставленная перед десантом задача была успешно выполнена.

За активное участие в строительстве линии связи, образцовое выполнение боевых заданий командования многие авиаторы 'полка (81 человек) были награждены боевыми орденами и медалями. Среди них И. Н. Мустыгин, М. В. Гамаюнов, Ф. Г. Апатенко, С. И. Кувшинов, А. С. Савиных и др.

В 1946 г. полку было вручено Боевое Красное знамя. Принимая знамя, личный состав полка поклялся и впредь оправдывать высокое доверие Родины.

После разгрома японских милитаристов личный состав полка, перебазировавшись на Сахалин, приступил к выполнению задач по охране государственной границы в районе Сахалина и Курильских островов.

14 августа японское военно-политическое руководство после длительных дебатов опубликовало рескрипт императора Хирохито о принятии Японией Потсдамской декларации и согласии на капитуляцию. Получив это сообщение, американские и английские войска прекратили военные действия против японцев на всех фронтах Тихоокеанского театра. Прекратились военные действия и на Китайском фронте.

Однако военные действия против советских войск японское командование продолжало. В течение 15 августа Квантунская группировка оказывала ожесточенное сопротивление, а на некоторых участках фронта японские части неоднократно переходили в контратаки. В связи с таким развитием событий Ставка приказала фронтам ускорить наступление на всех направлениях.

Начался второй этап Маньчжурской стратегической операции. И на этом этапе с 15 по 19 августа войска всех фронтов полностью выполнили поставленные перед ними задачи.

В ходе Маньчжурской стратегической операции, завершившейся разгромом Квантунской группировки, войска левого крыла Дальневосточного фронта (25-я армия) вступили на территорию Северной Кореи и во взаимодействии с Тихоокеанским флотом выполнили задачу по ее освобождению от японских колонизаторов.

Успех в Маньчжурии и Корее, достигнутый советскими войсками в первые дни боевых действий, позволил командованию 2-го Дальневосточного фронта начать Южно-Сахалинскую наступательную операцию. Она проводилась в период 11—25 августа частью сил 16-й армии и Северной Тихоокеанской флотилии.

Задача овладения южной частью Сахалина была возложена на 56-й стрелковый корпус этой армии, дислоцировавшийся на Северном Сахалине, а также на 113-ю стрелковую бригаду и батальон морской пехоты, оборонявший район Советской Гавани. Действия сухопутных войск обеспечивались 30 кораблями и катерами флотилии и поддерживались смешанной авиационной дивизией и морской авиацией, а также 2-й группой самолетов 8-го авиационного полка пограничных войск, находившейся в оперативном подчинении начальника Сахалинского пограничного отряда.

Выполняя задания по разведке укрепрайонов японских войск, пограничных и полицейских постов, авиаторы-пограничники вскрыли систему вражеской обороны, чем способствовали успешному разгрому японцев в этом районе.

Южно-Сахалинская операция началась в ночь на 11 августа ударами авиации Тихоокеанского флота по объектам Эсу Тору, Торо, Усиро и Котоне. Утром перешла в наступление 79-я стрелковая дивизия 56-го корпуса.

19 августа части 56-го корпуса вышли на оперативный простор и начали стремительное продвижение в южные районы Сахалина, чему значительно способствовали десанты, высаженные кораблями флотилии в Торо (16 августа), Маока (20 августа) и Отомари (25 августа). Бои повсеместно носили ожесточенный характер.

К полудню 25 августа боевые действия на острове закончились полной победой советских войск.

Важное место в завершении кампании советских войск на Дальнем Востоке имела Курильская десантная операция войск 2-го Дальневосточного фронта и Тихоокеанского флота, проводившаяся с 18 августа по 1 сентября 1945 г.

К участию в операции привлекались силы Камчатского оборонительного района в составе двух стрелковых и одного артиллерийского полков, истребительный противотанковый дивизион, батальон морской пехоты, 128-я смешанная авиадивизия, 61-й пограничный отряд и 2-й легкобомбардировочный авиационный полк пограничных войск под командованием подполковника В. А. Балясникова.

С началом войны с Японией этот полк был передан в оперативное подчинение командира Петропавловской военно-морской базы и командира авиационной дивизии ВВС Тихоокеанского флота и выполнял их боевые задания: производил ближнюю и дальнюю разведку подходов к военно-морской базе в радиусе 60—100 миль в целях своевременного обнаружения кораблей и других плавсредств противника, разведку островов Шумшу, Онекотан. Шиашкотан, Матуа, Симушир, Уруп, Парамушир, аэрофотосъемку вражеских объектов, эскортировал корабли, вел противолодочную разведку по курсу десанта отряда от мыса Поворотный до мыса Сиамо, производил бомбардировку военных транспортов противника, находившихся на западном побережье Камчатки, и военных объектов, расположенных на о. Шумшу; транспортировал военнослужащих и выполнял задачи связи в направлениях Петропавловск— о. Шумшу (после его захвата), Петропавловск — Соболево, Петропавловск — Усть-Большерецк.

Уже 9 августа экипаж самолета в составе командира старшего лейтенанта Ларионова, штурмана младшего лейтенанта Угрюмова и стрелка-радиста Сурнина, выполняя боевую задачу, двумя прямыми попаданиями бомб потопил транспорт «Касадо-Мару» водоизмещением 10 800 т. За успешное выполнение этого задания старший лейтенант Ларионов и младший лейтенант Угрюмов были награждены орденом Красной Звезды, стрелок-радист Сурнин — медалью «За боевые заслуги».

Основным содержанием Курильской десантной операции была борьба за самый северный остров Курильской гряды — Шумшу. Операция велась в условиях превосходства в силах и средствах на стороне противника.

Сильные гарнизоны врага были на о. Парамушир и других ближайших островах. Всего же на Курильских островах японцы держали более 80 тыс. солдат и офицеров.

Инженерные сооружения на о. Шумшу составляли единый комплекс укреплений.


Все побережье, доступное для высадки десантов, прикрывалось дотами, дзотами и артиллерийскими позициями, связанными подземными ходами сообщений и траншеями. Подземные ходы представляли собой целые галереи и служили не только для маневра силами и средствами, в них были оборудованы склады, госпитали, электрические и телефонные станции, а также другие объекты.

Замысел Курильской операции состоял в том, чтобы внезапной высадкой морского десанта на основной опорный пункт Курильских островов — Шумшу нанести главный удар в направлении военно-морской базы японцев Катаоки, овладеть островом и, используя его в качестве плацдарма, очистить от противника все острова, расположенные южнее.

При высадке передового отряда десанта утром 18 августа удалось обеспечить полную внезапность. После ожесточенной схватки господствующие высоты к исходу дня были взяты. Ожесточенные бои на о. Шумшу продолжались до 20 августа. К исходу 23 августа на Шумшу сложили оружие свыше 12 тыс. японских солдат и офицеров. До конца августа были заняты и другие острова Курильской гряды.

1 сентября был высажен последний десант на о. Кунашир. Решительные действия советского десанта оказались для японского командования полной неожиданностью, в результате чего были сорваны планы противника по эвакуации гарнизонов и вывозу материальных ценностей с Курильских островов.

За период боевых действий самолеты 2-го авиационного полка совершили 108 боевых вылетов, осуществляли воздушную и аэрофоторазведку, наносили бомбовые удары по укрепленным районам противника, перевезли более 160 человек с вооружением, 7650 кг различных военных грузов. Личный состав полка показал высокие моральные качества, мужество, отвагу и высокую боевую выучку.

Несмотря на сложные метеорологические условия и напряженную боевую работу, в части не было ни одного случая летных происшествий. Большая группа офицеров, сержантов и рядовых полка была награждена орденами и медалями. Командир полка В. А. Балясников удостоился ордена Красного Знамени.

Успешно справились со своими задачами подразделения и части авиации пограничных войск в период боевых действий против японских самураев. Они вели разведку подступов к базам противника, бомбометание опорных пунктов врага, выброску парашютных десантов, участвовали в операциях совместно с бомбардировочной авиацией Тихоокеанского флота.

Самолеты авиации пограничных войск использовались для связи штабов пограничных частей с разведывательно-поисковыми и оперативно-войсковыми подразделениями, для переброски офицерского состава и мелких подразделений в районы боевых действий, снабжения пограничников, действовавших в большом отрыве от своих баз, боеприпасами, продовольствием, а также эвакуации тяжелораненых и больных.

За время боевых действий войск трех Дальневосточных фронтов экипажи авиации пограничных войск произвели 531 боевой самолето-вылет, при этом общий налет составил 1017 часов, в том числе на боевую разведку и штурмовые действия 355 самолето-вылетов.

В боях с японскими милитаристами особо отличились подполковники Н. Е. Енин, И. Н. Мустыгин, А. В. Балясников, майоры Кравцов и А. А. Шестов, капитан Куликов, старший лейтенант И. М. Барановский и многие другие.

За образцовое выполнение заданий командования в боях с японскими войсками и проявленные при этом доблесть и мужество многие солдаты, сержанты и офицеры удостоились орденов и медалей, 12 пограничных частей, в том числе 8-й отдельный авиационный полк, награждены орденами СССР.

Высокая оценка героического вклада авиаторов-пограничников в разгром немецко-фашистских захватчиков и японских милитаристов, в выполнение других специальных заданий явилась мобилизующим фактором дальнейшего повышения качества боевой подготовки и службы по охране государственной границы.


В годы мирного строительства

Опыт, накопленный авиацией пограничных войск в годы Великой Отечественной войны, необходимо было внедрять в повседневную практику охраны государственной границы. Это был новый этап в развитии авиации пограничных войск. В повестку дня встали вопросы активного изыскания и внедрения в охрану границы новых тактических способов применения авиации, соответствующих характеру выполняемых пограничными заставами, кораблями, авиационными подразделениями новых задач и современному уровню их технического оснащения.


Авиация все шире стала применяться в охране границы, особенно на морских и открытых сухопутных участках. Самолеты несли дозорно-разведывательную службу в советских территориальных водах. Взаимодействуя с морскими пограничными судами, они наводили их на обнаруженных с воздуха нарушителей границы, на подозрительные в этом отношении суда. По мере оснащения пограничных войск ультракоротковолновыми радиостанциями самолеты получили возможность взаимодействовать также с береговыми заставами, комендатурами, отрядами и не только на морской, но и на сухопутной границе.

Авиация начала активно привлекаться к проведению операций по ликвидации прорвавшихся на нашу территорию нарушителей. Взаимодействуя с поисковыми группами и пограничными нарядами, самолеты координировали их действия, наводили разведывательно-поисковые группы на обнаруженных нарушителей или на их следы.

С каждым годом применение авиации в охране границы становилось все шире. К концу 50-х годов в составе основных округов пограничных войск имелись авиационные полки или эскадрильи. Увеличилась и потребность в самолетах. Пограничные войска испытывали трудности в комплектовании своей авиации самолетами, которые отвечали бы специфическим требованиям пограничной службы. Развитие самолетостроения шло в сторону увеличения скоростных и высотных показателей, граница же нуждалась в несколько ином виде авиации. Появление нового летательного аппарата, прародителя теперешнего вертолета, было заметным явлением в жизни войск и вызвало большой интерес.

Вначале вертолет скорее всего напоминал воздушный мотоцикл. Вместо фюзеляжа — открытая, выкрашенная в красный цвет рама с сиденьем для пилота. Ни пассажиров, ни грузов этот вертолет поднимать тогда еще не мог, скорость его — от 0 до 120 км, потолок подъема — около 1000 м. Теперь, как известно, вертолеты повсеместно бороздят воздушные просторы страны, выполняя различные народнохозяйственные и оборонные задачи. Они незаменимые помощники и пограничников.

Большой интерес представляли разработки с целью внедрения в повседневную охрану государственной границы дирижаблей и беспилотных летательных аппаратов (БЛА). Вопрос применения дирижаблей с различными целями не нов. В военные годы дирижабли применялись в основном для несения патрульной, разведывательной службы, сопровождения конвоев на море, поиска подводных лодок, выполнения спасательных работ.

Надо сказать, что дирижабли обладают рядом преимуществ — высокой экономичностью, большой грузоподъемностью, дальностью и продолжительностью полета, возможностью перевозки крупногабаритных грузов, способностью совершать полет в режиме зависания без расходования энергии, а также обходиться без взлетно-посадочных полос и площадок. Кроме того, дирижабли в силу большой дальности и продолжительности полетов способны действовать на самых отдаленных направлениях без длительного пополнения необходимых запасов.

К сожалению, разработки в послевоенные годы отечественных дирижаблей не получили дальнейшего развития, и эта проблема рассматривалась больше в теоретическом, чем в практическом плане. А между тем с помощью дирижаблей на морской границе, особенно на севере и востоке, можно было бы решать многие задачи: осуществлять контроль за промыслом морепродуктов иностранными судами в экономической зоне, дальнее радиолокационное обнаружение морских целей, наблюдение за воздухом и акваторией, патрулирование прибрежных районов, проведение спасательных работ.

Интересы повышения надежности охраны границы требовали совершенствования взаимодействия между наземными силами и средствами и пограничной авиацией, особенно в звене застава — корабль — самолет (вертолет), пограничный отряд— морская бригада — авиационная часть. Это требовало изменения организационно-штатной структуры авиации погранвойск, придания ей большей самостоятельности и мобильности; авиация увеличилась численно и пополнилась новой техникой.

При разработке вопросов ее применения в охране границы широко использовался опыт действий самолетов ГВФ, боевой опыт ВВС и накопленный за годы становления и развития свой собственный опыт. В результате постоянного совершенствования методов выполнения задач авиация стала одним из важных средств усиления охраны границы. Имея на вооружении современные для своего времени самолеты, пограничные авиачасти уже стали нести службу на всей границе СССР. Самолеты и вертолеты, оборудованные радиолокационными установками, вели разведку и поиск нарушителей на самых труднодоступных участках и в прибрежных водах океанов и морей. Совместно с пограничными кораблями авиачасти охраняли морские рубежи.

Известно, что одним из основных принципов усиления охраны границы является сосредоточение и применение авиации на наиболее важных оперативных направлениях (с учетом конкретной обстановки и реальных возможностей самолетов и вертолетов), особенно там, где другие технические средства применить невозможно или нецелесообразно по тактическим или экономическим соображениям, поэтому шли поиски наиболее оптимальной организационной структуры авиачастей. Вначале авиация пограничных войск состояла из отдельных авиаотрядов, имевших по шесть самолетов. В дальнейшем, с расширением задач и увеличением численности самолетов, авиаотряды сводились в отдельные эскадрильи, а впоследствии и в авиационные полки.

Следует, однако, сказать, что в 1960 г. в связи со значительным сокращением Вооруженных Сил, в том числе и пограничных войск, претерпели реорганизацию и многие авиационные части, например аэродром, штаб и лучшая по тем временам ремонтная база Быково были отданы ГВФ. Сейчас можно определенно сказать, что это была ошибка.

В послевоенные годы в связи с возрастанием роли авиации в охране границы встала задача улучшения обучения летного состава, совершенствования форм боевой и летной подготовки авиационных частей, повышения летного мастерства экипажей при полетах днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях.

Основным направлением в обучении и тренировках летного состава считалась отработка взаимодействия экипажей с наземными подразделениями и кораблями по поиску и задержанию нарушителей государственной границы, полеты на малых высотах и в горах с посадками на полевых необорудованных площадках. Большое внимание уделялось полетам на аэродромы и площадки с песчаным и особенно снежным покровом.

Для обеспечения встреч экипажей в пограничных отрядах и на линейных заставах и повышения оперативности при взлетах возникла необходимость обучения широкого круга офицеров наземных подразделений и частей основным правилам встречи и выпуска экипажей самолетов и вертолетов, соблюдения при этом мер безопасности.

Обращалось внимание на знание офицерами боевых возможностей авиации для наиболее рационального и тактически грамотного ее использования.

Опыт использования самолетов в охране границы показал, что широкое маневрирование силами и средствами наземных подразделений немыслимо без авиации. Внезапность действий — одна из главных особенностей пограничной службы. Борьба за выигрыш времени и захват инициативы при проведении поиска являлись важным фактором, влияющим на успех действий. Поэтому уделялось постоянное внимание повышению боеготовности экипажей, способности летного состава и наземных подразделений к быстрому воздействию на нарушителя.

Так, в начале 1946 г. в Финском заливе была обнаружена моторная лодка с неизвестными на борту. Экипаж самолета, высланный распоряжением начальника войск округа генерал-майора С. А. Банных, быстро настиг нарушителей и, снизившись, подал им сигнал вернуться к берегу. Нарушители открыли по самолету огонь из автоматов. Тогда, нажав на гашетку, стрелок-радист одной очередью отправил лодку вместе с бандитами на дно моря.

7 марта 1948 г. пограничный наряд во главе с капитаном Г. И. Бояриновым обнаружил следы, идущие в направлении сопредельного государства. Нарушители шли по льду на финских санях. Бояринов немедленно доложил обстановку на заставу. На поиск были посланы два экипажа самолетов По-2. Экипаж майора Я. П. Дзюбы, обнаружив двух нарушителей, уходивших за границу, сел на лед Финского залива и, высадив штурмана П. И. Половникова с пулеметом для преграждения пути нарушителям, вернулся за капитаном Бояриновым. Нарушители были задержаны и разоружены...

С поступлением на вооружение вертолетов возможности авиации по охране границы расширились. Командование поручало экипажам самолетов и вертолетов брать под постоянный контроль самые труднодоступные участки горных хребтов и перевалов, определять степень их проходимости в различное время года, доставлять пограничные наряды в эти районы.

На участке одной из застав границу перешел нарушитель и затаился в горном ущелье, покрытом почти непроходимыми зарослями. Для прочесывания местности требовалось немало сил и средств. Командование приняло решение использовать в поиске вертолет. Подполковник Дзнеладзе вылетел со своим экипажем — майором Н. Анашкиным, старшим лейтенантом С. Жидких и лейтенантом Г. Ткачевым. Авиаторы понимали, что обнаружить человека с воздуха в таких зарослях трудно. Искусно маневрируя над сложным рельефом местности, они периодически зависали над тем или иным местом и тщательно наблюдали. Вскоре неизвестный был замечен. Экипаж передал его координаты пограничному наряду и нарушителя задержали...

Но бывает, что нарушителя задерживает экипаж. Вот один из примеров. Экипаж в составе командира вертолета старшего лейтенанта Е. Кузьмина, старшего летчика-штурмана капитана Звягинцева, борттехника старшего лейтенанта В. Ошарова и бортмеханика рядового Ю. Волкова с рассветом был поднят по тревоге для поиска двух нарушителей границы. На борту находился пограничный наряд. Через час с небольшим экипаж возвратился. Нарушители были задержаны, причем задержание произвел борттехник В. Ошаров...

В послевоенные годы летчиками-пограничниками были спасены от неминуемой гибели на море, озерах, реках, в песках и непроходимой тайге сотни граждан из местного населения, а также большое количество материальных ценностей.

Почти неделю боролись 15 авиаторов-пограничников весной 1954 г. со стихией на Амударье. Летчики бомбили заторы льда, чтобы предотвратить разлив. В результате были спасены сотни тонн материалов, приготовленных для строительства Туркменского канала.

Несколько позже, уже в 1962 г., произошел такой случай. На причал эстонского колхоза не вернулась моторная лодка с тремя рыбаками. На поиск были задействованы моряки-пограничники, летчики ГВФ и авиации пограничных войск. Лишь спустя несколько дней летчику-пограничнику В. И. Урбасу удалось отыскать лодку, затертую во льдах северной части Рижского залива. Экипаж сообщил об этом на паром «Сипрус». Однако тот не мог пробиться в указанный район. На следующий день туда вылетели два экипажа вертолетов Ми-4 под командованием А. 3. Старостина и К. П. Соколова. Обнаружив рыбаков, Старостин пытался посадить вертолет, но отыскать подходящую площадку для посадки не удалось. Тогда командир принял решение принять людей с помощью веревочной лестницы. Спасенные были доставлены на аэродром...

Следует отметить, что поступление на вооружение вертолетов значительно увеличило возможности авиации погранвойск. Широкое признание у пограничников получили вертолеты Ми-4, в войсках широко известны имена вертолетчиков В. В. Зерина, В. М. Александрова, Б. С. Аксенова, Н. И. Ковякина, И. И. Стрельникова, Ю. Ф. Никольского, А. И. Тимофеева и многих других, которые сумели показать исключительные возможности вертолетов при охране границы. Вертолеты используются с самыми различными целями — для непосредственного участия в охране границы, для преодоления горных хребтов, топей и других препятствий, особенно в межсезонье.

При проведении пограничного поиска вертолеты зачастую использовались в качестве подвижных командных пунктов, что, кстати, применялось в послевоенные годы при борьбе с бандитизмом в западных и южных округах. Приняв на борт руководителя поиска с группой офицеров, а также средства связи и управления, пограничный вертолет помогал восстановить управление подразделениями и поисковыми группами, особенно при резком изменении обстановки в районе действий.

На счету вертолетчиков немало задержанных нарушителей. В мае 1959 г. на КСП Ашхабадского участка были обнаружены следы нарушителя в сторону границы. Вместе с наземными подразделениями в поиске участвовали два экипажа самолетов и три экипажа вертолетов Ми-4. Четыре дня продолжался поиск в горах Копет-Дага. Были обследованы все ущелья и тропы. Нарушителю так и не удалось уйти от преследования — он был задержан и доставлен в отряд...

В июне 1963 г. экипаж капитана Ю. А. Казина, выполняя плановый полет на разведку, получил команду по радио «Срочно следовать на заставу». Как выяснилось, два конных нарушителя перешли границу, один из них задержан, а другому удалось скрыться. Вылетев на поиск в указанный район, экипаж разыскал ушедшего нарушителя, задержал его и доставил в отряд...

В марте 1964 г. экипаж Ил-14 капитана А. А. Берегового при разведывательном полете обнаружил на льду Финского залива неизвестного, шедшего в сторону Финляндии, о чем немедленно доложил по радио в штаб пограничного отряда. Вылетев по тревоге, экипаж вертолета капитана В. А. Сысуева обнаружил следы, а затем и самого нарушителя. Летчик подобрал площадку и высадил пограничный наряд. Нарушитель, увидев вертолет, бросился бежать в сторону границы. Пограничникам трудно было его догнать, так как нарушитель бежал по гладкому льду в специальной обуви. Тогда Сысуев подлетел к нему вплотную, завис над ним и струей воздуха от несущего винта сбил нарушителя с ног. Экипаж произвел посадку, забрал нарушителя и поисковую группу на борт и доставил всех на пограничную заставу...

В одном из полетов на разведку прибрежных вод Каспийского моря экипаж вертолета Л. Я. Третьякова заметил на очередном галсе подозрительную точку. Она то появлялась, то исчезала за гребнями волн. Подлетев ближе, экипаж увидел пловца. Но почему он так далеко от берега? Купающиеся никогда так далеко не заплывают, да и на спине у него какой-то предмет. Об обнаруженном пловце было немедленно доложено по радио на пограничный корабль и заставу. Экипаж неотрывно следил за действиями пловца, стараясь не потерять его из виду. Через несколько минут от причала отошел вельбот с пограннарядом. Наведенный наряд задержал нарушителя границы, пытавшегося проникнуть из Ирана на нашу территорию...

За этими фактами — мужество и отвага молодых советских людей, посланцев многих республик, краев и областей нашей необъятной Родины, готовых по велению сердца и воинского долга служить делу охраны государственной границы.

Экипажам самолетов и вертолетов неоднократно приходилось оказывать помощь пограничным кораблям и нарядам, задерживать суда, нарушавшие советские территориальные воды.

4 марта 1965 г. экипаж самолета Ил-14 под командованием капитана А. В. Ефимова обнаружил, а затем помог ближайшему пограничному кораблю задержать японскую шхуну «Кидори Мару», водоизмещение которой составляло 1276 т, а команда насчитывала 85 человек...

Или еще один случай, свидетельствующий о высоком летном мастерстве и отваге авиаторов-пограничников.

В этот день события разворачивались стремительно. В пограничный отряд поступило сообщение о том, что двое нарушителей границы идут на быстроходном катере, способном развивать скорость до 30 узлов. Погода стояла штилевая, установленный на катере автомобильный двигатель исправно делал свое дело.

А в полумраке поста технического наблюдения пограничной заставы уже слышался голос оператора и планшетиста: «Вижу цель... пеленг... дистанция... направление... скорость».

Вскоре эти данные чутко уловили антенны пограничного сторожевого корабля, который патрулировал у кромки нейтральных вод. Еще несколько минут—и «щупальца» радиолокатора корабля обнаружили катер. Но решить исход поиска в этот раз предстояло авиаторам границы. С пограничным нарядом на борту в воздух ушла винтокрылая машина. Пилотировал ее военный летчик 2-го класса капитан А. В. Калюжный. Ему не раз приходилось летать на охрану границы и днем и ночью, в простых и сложных метеорологических условиях.

Так и в этот день, вертолет А. В. Калюжного вышел в район цели и ходил галсами над районом поиска. Внизу до самого горизонта — ровное, спокойное море. Военный штурман 2-го класса капитан С. Ф. Арифулин быстро установил связь с пограничным кораблем, постом технического наблюдения. Вскоре по полученным данным машина точно вышла на цель. Экипаж снизился и прошел над катером. Как ни быстро шел катер, ему не соперничать с вертолетом. Знаками летчики дали понять нарушителям, чтобы они изменили курс движения, но те выполнять команду не торопились и даже увеличили скорость. Тогда капитан Калюжный решил: «Будем атаковать». Военный техник 2-го класса старший лейтенант Виктор Петрович Фесенко еще раз внимательно посмотрел на приборы, контролирующие работу двигателя, и согласно кивнул головой, мол, давай, командир, все в норме. Вертолет обогнал катер, развернулся, завис и, наклонившись вперед винтом, пошел ему навстречу. И тут вдруг катер заплясал на месте, натужно воя мотором. Вновь и вновь вертолет шел в «атаку». И на катере сдались, повернули туда, где Калюжный давно приметил зеленые фуражки пограничного наряда. Нарушители были задержаны...

Авиация способствует надежному взаимодействию не только между пограничными отрядами, морскими бригадами внутри пограничного округа, но и между округами. Так, при взаимодействии двух округов в 1962 г. экипажами Пионтковского, Попова и Валаева большая группа офицеров в течение нескольких часов была переброшена из Ашхабада в Алма-Ату.

Летчики спасли сотни больных и раненых пограничников, эвакуируя их с трудных и отдаленных участков. Никакая непогода не удержит летчика, если чьей-либо жизни угрожает опасность. Принцип «сам погибай, а товарища выручай» — закон жизни пилотов.

Так поступил и экипаж капитана Г. К. Цихони. Спасая раненого солдата на вертолете Ми-4, он трагически погиб при выполнении задания. Г. К. Цихоня и его боевой экипаж навсегда в памяти тех, кто с честью выполняет свой воинский долг.

Неоценим вклад в повышение боеготовности авиачастей инженерно-технического состава. В жару и стужу, на базовых аэродромах и в полевых условиях он безотказно готовит и ремонтирует авиационную технику и, несмотря на немалые трудности, обеспечивает постоянную готовность авиационного парка к вылетам.

Напряженны трудовые будни техников. В глубокую полночь покидают они стоянку, а чуть забрезжил рассвет — и уже снова слышен гул моторов: самолеты и вертолеты готовятся к очередному полету. А по окончании полета обычный вопрос летчику: «Ну, как машина?» И, как правило, обычный ответ: «Нормально».

В этой оценке для техника или механика высшая похвала его труда, искупающая все трудности и волнения. Сотни самолетов отремонтировано и восстановлено руками А. С. Романюка, отличного рационализатора, способного найти выход из самых трудных положений. Недаром летчики говорили: «Иди к Романюку, все сделает».

Мастерами «золотые руки» называли летчики своих надежных помощников П. С. Музыку, В. Я. Кричковского, П. В. Суслина, Я. М. Иксара, А. Н. Шмелева, В. Н. Петухова и многих других.

Жизнь требует, чтобы авиация пограничных войск пополнялась новыми современными самолетами и вертолетами, способными обеспечить выполнение заданий с малоразмерных грунтовых площадок, а также транспортными и другими самолетами, имеющими большие радиусы действия. Что касается личного состава авиационных частей, то он всегда готов принять на вооружение новую технику и освоить ее, не жалея для этого ни сил, ни времени, практическими делами способствуя совершенствованию охраны государственной границы СССР.

Таким образом, к концу 60-х годов авиация пограничных войск в результате постоянного совершенствования методов и способов выполнения задач стала одним из важнейших средств усиления границы. В эти годы уже трудно было представить охрану границы Дальнего Востока, Заполярья, горных и пустынных районов без участия экипажей самолетов и вертолетов.

Служба авиации на море стала основываться на всестороннем учете условий обстановки, тесном взаимодействии с постами наблюдения, с постами технического наблюдения, кораблями, пограничными заставами при непрерывном управлении действиями самолетов и вертолетов.

Большая протяженность морских границ СССР потребовала наличия и специальных морских самолетов, или самолетов-амфибий, которые смогли бы выполнять задачи по обнаружению нарушителей границы не только во взаимодействии с наземными подразделениями и пограничными кораблями, но при необходимости и самостоятельно. В связи с появлением на вооружении армий ядерного оружия самолеты и вертолеты стали вести радиационную разведку местности. Важным достоинством такого способа разведки является возможность передачи данных по радио непосредственно с борта самолета (вертолета), а также быстрое перенацеливание экипажа в нужный район.

Сложная авиационная техника, ее количественный рост настоятельно требовали улучшения штатной организации, слабым звеном которой являлись обслуживающие подразделения. Жизнь требовала приведения авиачастей погранвойск к единой системе, которая обеспечивала бы боевую готовность и всестороннюю служебную деятельность экипажей самолетов и вертолетов.

И.М.Чупров

emblema pogranvoiskГерб ПС ФСБ РФ