пограничник

Великая Отечественная война 1941 – 1945 годов явилась суровой проверкой прочности общественного и государственного строя, экономического развития страны и боевого могущества Вооруженных Сил СССР. Немалый вклад в победу над врагом внесли и воины-пограничники. Они первыми вступили в смертельную схватку с фашистскими захватчиками и мужественно защищали нашу Родину, отстаивая каждую пядь советской земли.

Основное предназначение Пограничных войск любого государства - охрана его государственной границы, обеспечение его суверенитета на сухопутных, речных участках и в территориальных водах на море, основанного на международных правовых документах. В некоторых государствах они имеют иное название: пограничная охрана, пограничная стража, пограничная полиция, но сущность этих формирований одинакова.
 
В июне 1941 года Пограничные войска СССР являлись составной частью Советских Вооруженных Сил. Круг задач, решаемых Пограничными войсками, определялся законодательством страны, а правовое положение регламентирова-лось Законом СССР о всеобщей воинской обязанности, положением о прохождении военной службы, уставами и наставлениями Красной Армии и Военно-Морского Флота.
 
В мирное время руководство Пограничными войсками осуществлял Народный Комиссариат Внутренних Дел СССР, а в случае военного нападения внешнего противника и возникновения военных действий на каком то направлении, пограничные части, охраняющие государственную границу на этом направлении, по решению Правительства СССР, передавались в подчинение командующему Фронтом (Армией).
 
Непосредственное руководство Пограничными войсками осуществляло Главное Управление пограничных войск НКВД СССР. Начальником Пограничных войск был генерал-лейтенант Соколов Григорий Григорьевич.
Организационно Пограничные войска состояли из пограничных округов, пограничных отрядов, пограничных комендатур, отдельных отрядов морских пограничных судов, отдельных авиационных эскадрилий и других частей. Непосредственную охрану сухопутных участков границы и побережья морей, рек и озер осуществляли пограничные заставы – основное подразделение Пограничных войск. Охрана советского побережья морей Тихого океана осущест-влялась пограничными постами.
 
Комплектование личным составом осуществлялось из всех республик СССР. Младший начальствующий состав и красноармейцы призывались в возрасте 20 лет на 3 года (в морских частях служили 4 года). Кадры начальствующего состава для Пограничных войск готовили десять пограничных училищ (школ), Ленинградское военно-морское училище, Высшая школа НКВД, а так же Военная Академия имени Фрунзе и Военно-политическая академия имени В. И.Ленина. Младший начальствующий состав готовился в окружных и отрядных школах МНС, красноармейцы – на временных учебных пунктах при каждом погранотряде или отдельной пограничной части, а морские специалисты обучались в двух учебных пограничных морских отрядах.
 
В 1939 – 1941 году при укомплектовании пограничных частей и подразделений на западном участке границы, руководство Пограничных войск стремилось назначать на командные должности в пограничных отрядах и комендатурах лиц среднего и старшего начальствующего состава имеющих опыт службы, особенно участников боевых действий на Халхин - голе и на границе с Финляндией. Сложнее было укомплектовывать начальствующим составом пограничные и резервные заставы. К началу 1941 года количество пограничных застав удвоилось, а пограничные училища не могли сразу обеспечить резко возросшую потребность в среднем начальствующем составе, поэтому осенью 1939 года были организованы курсы ускоренной подготовки командования застав из младшего начальствующего состава и красноармейцев третьего года службы, причем преимущество предоставлялось лицам имеющим боевой опыт. Все это позволило к 1 января 1941 года полностью укомплектовать все пограничные и резервные заставы по штату.
 
В июне 1941 года Пограничные войска СССР состояли из 18 пограничных округов, включающих 94 пограничных отрядов, 8 отдельных отрядов пограничных судов, 23 отдельных пограничных комендатур, 10 отдельных авиаэскад-рилий, 2 кавалерийских полков. Общая численность погранвойск составляла 168135 человек, 11 сторожевых кораблей, 223 сторожевых катера, 180 рейдовых и вспомогательных катеров (всего 414 единиц) и 129 самолетов.
 
В целях подготовки к отражению агрессии фашистской Германии, Правительство СССР повысило плотность охраны западного участка государственной границы страны: от Баренцева моря до Черного моря. Этот участок охранялся 8 пограничными округами, включающими 49 пограничных отрядов, 7 отрядов пограничных судов, 10 отдельных пограничных комендатур и три отдельные авиаэскадрильи. Общая численность 87459 человек, из которых 80% личного состава находились непосредственно на государственной границе, в том числе на советско-германской границе - 40963 советских пограничника. Из 1747 пограничных застав, охранявших государственную границу СССР, 715 - находись на западной границе страны.
 
Организационно пограничные отряды состояли из 4 пограничных комендатур (в каждой 4 линейные заставы и одна резервная застава), маневренной группы (отрядной резерв из четырех застав, общей численностью 200 – 250 человек), школы младшего начальствующего состава – 100 человек, штаба, разведотделения, политоргана и тыла. Всего в отряде было до 2000 пограничников. Пограничный отряд охранял сухопутный участок границы протяженностью до 180 километров, на морском побережье – до 450 километров.
 
Пограничные заставы в июне 1941 года были штатной численностью 42 и 64 человека в зависимости от конкретных условий местности и других условий обстановки. На заставе численностью 42 человека находились начальник заста-вы и его заместитель, старшина заставы и 4 командира отделений. Её воружение состояло из одного станкового пулемета Максима, трех ручных пулеметов Дегтярева и 37 пятизарядных винтовок образца 1891/30 года, Боезапас заставы составлял: патронов калибра 7,62 мм – по 200 штук на каждую винтовку и по 1600 штук на каждый ручной пулемет, 2400 штук на станковый пулемет, ручных гранат РГД – по 4 штуки на каждого пограничника и 10 противотан-ковых гранат на всю заставу. Эффективная дальность стрельбы винтовок - до 400 метров, пулеметов – до 600 метров.
 
На погранзаставе численностью 64 человека находились начальник заставы и два его заместителя, старшина и 7 командиров отделений. Её вооружение: два станковых пулемета Максима, четыре ручных пулемета и 56 винтовок. Соответственно, количество боеприпасов было больше. По решению начальника пограничного отряда на заставы, где складывалась наиболее угрожаемая обстановка, количество патронов было увеличено в полтора раза, но последующее развитие событий показало, что и этого запаса хватало всего на 1 – 2 дня оборонительных действий. Единственным техническим средством связи заставы был полевой телефон. Транспортным средством были две пароконные повозки.
 
На 22 июня начальники застав имели опыт службы в занимаемой должности до двух лет, их заместители – не менее года, а личный состав 1, 2, 3 года службы по одной трети численности, примерно в равных долях. Причем красно-армейцы – первогодки уже прослужили на заставе около 7 месяцев.
 
В целях постоянного повышения боевого мастерства на заставах проводились плановые занятия по пограничной службе, огневой подготовке, тактике ведения оборонительного и наступательного боя в составе отделения и заставы, из расчета 10 часов в неделю, занятия по политической подготовке – 4 часа в неделю, а так же еженедельные тренировки в сборе по тревоге. Большое положительное влияние на формирование у каждого пограничника сознательного отношения к повышению своего служебного и боевого мастерства оказывали общественные организации заставы: общие собрания личного состава заставы, первичная комсомольская организация, совет старших пограничных нарядов, редакция стенной газеты. Первичные организации ВКП(б) были в пограничных комендатурах, с включением коммунистов застав, и в пограничных отрядах. На некоторых пограничных заставах были первичные организации ВКП(б) из 4 - 5 коммунистов.
 
На собраниях личного состава, на комсомольских и партийных собраниях ставились и обсуждались вопросы повышения качества службы и боевой подготовки, укрепления воинской дисциплины и другие вопросы службы, учебы и быта пограничников и политической обстановки на границе.
Призванный на службу из разных районов СССР, личный состав был удивлен бедностью и забитостью местного населения районов Западной Белоруссии, Западной Украины и Бесарабии, еще недавно находившихся под властью Польши и Румынии. Такую же бедность и бесправие пограничники наблюдали на сопредельной территории в Польше, Венгрии и Румынии. Увиденное они сравнивали с условиями жизни в СССР и гордились своей социалистической Родиной.
 
Все это обеспечивало высокое политико-моральное состояние личного состава застав, комендатур и отрядов.
Поскольку Пограничные войска во время службы постоянно встречали на границе различных нарушителей, в том числе и вооруженных и в составе групп, с которыми часто приходилось вести бой, то степень подготовленности всех категорий пограничников была хорошая, а боеготовность таких подразделений, как пограничная застава и пограничный пост, корабль, была фактически постоянно полная.
 
В апреле 1941 года в пограничные округа на западной границе СССР стали поступать ротные минометы (РМ50) – 357 штук, 3517 пистолетов-пулеметов Дегтярева и 18 противотанковых ружей, которые, во-первых, не были освоены пограничниками и, во-вторых, не существенно усилили боевые возможности погранзастав.
Каждой пограничной заставе определялся для несения круглосуточной службы постоянный участок государственной границы протяженностью 6 – 8 километров, в зависимости от конкретных условий обстановки. Боевая задача заставе ставилась начальником пограничного отряда два раза в году: на весенне-летний и осенне-зимний периоды года. Она определяла порядок охраны границы, порядок действий при задержании одиночных нарушителей границы и групп нарушителей, порядок действий при пресечении вооруженных провокаций противника и в случае агрессии. При этом обязательно организовывалось взаимодействие между соседними пограничными заставами, как в условиях повсед-невной охране границы, так и при обострении обстановки. Связь взаимодействия осуществлялась установленными сигналами, подаваемыми сигнальными ракетами либо выстрелами из винтовки.
 
При резком изменении обстановки боевая задача заставе уточнялась дополнительными распоряжениями.
Таким образом, состав и вооружение пограничной заставы позволял ей вести борьбу преимущественно с одиночными нарушителями границы, малочисленными диверсионно - разведывательными группами и небольшими подразделениями противника (от отделения до двух взводов пехотной роты).
Пограничные заставы включались в состав пограничных комендатур (по 4 заставы). Пограничная комендатура, как подразделение пограничного отряда, обеспечивала охрану границы на участке до 50 километров и осуществляла непосредственное руководство пограничными заставами. В качестве боевого резерва коменданта пограничной комендатуры в её составе имелась резервная застава численностью 42 человека, которая была вооружена 2 станковыми пулеметами, 4 ручными пулеметами, 34 винтовками. Она имела увеличенный боезапас, грузовой автомобиль или 2 – 3 пароконные повозки.
 
Основным организатором службы на заставе являлся начальник заставы, который на основе поставленной боевой задачи оценивал реальную обстановку и принимал решение на охрану границы на каждые сутки, распределял личный состав по нарядам на службу, организовывал взаимодействие нарядов и проверку несения ими службы, решал хозяйственные и бытовые вопросы. При этом в пределах поставленной боевой задачи он обладал большой самостоятельностью. Поскольку ближайший начальник – комендант – бывал на заставе 1-2 раза в неделю, то у начальников застав выработалась привычка к самостоятельности действий и инициативе в работе.
 
Непосредственная охрана границы на участке заставы осуществляялась пограничными нарядами. Боевая задача каждому пограничному наряду ставилась начальником заставы либо другим командиром по поручению начальника заставы. В светлое время суток граница охранялась путем визуального наблюдения с одной – двух наблюдательных вышек или скрытно с замаскированных пунктов наблюдения. Ночью и в тумане от заставы высылались пешие дозоры в составе 3 – 5 пограничников со служебной собакой для осмотра местности, а на направлениях вероятного движения нарушителей границы выставлялись секреты из 3 – 4 пограничников. Кроме того, для оказания помощи пограничным нарядам, находившимся на службе, на заставе из остального личного состава в полной боевой готовности создавалась тревожная группа (7 – 10 пограничников во главе с командиром отделения или заместителем начальника заставы), состав которой менялся через три часа. Военный городок каждой пограничной заставы круглосуточно охранялся часовыми. Для подготовки пограничных нарядов к службе, для контроля выполнения распорядка дня на заставе, поддержания связи с погранарядами, с дежурным по комендатуре и с соседними заставами, назначался дежурный по заставе из числа командиров отделения или красноармейцев 2 – 3 годов службы. Ежесуточная служебная нагрузка на каждого пограничника в мае – июне 1941 года достигала 12 часов. Связь между заставой и пограничными нарядами осуществлялась условными сигналами, подаваемыми сигнальными ракетами или выстрелами из винтовки.
 
Каждый пограничный наряд возглавлялся “старшим наряда” из числа командиров отделений или опытных красноармейцев 2 – 3 годов службы. Таким образом, особенности пограничной службы вызывали необходимость иметь, кроме штатных командиров отделений, группу красноармейцев (до 20 % численности заставы) обученных руководству составом наряда, как в различных условиях охраны границы, так и при бое с нарушителями границы. Командиры отделений имели опыт руководства заставой в качестве дежурного по заставе либо старшего тревожной группы. Всё это впоследствии положительно сказалось на устойчивости управления боем пограничных застав с фашистскими агрессорами, когда взамен погибшего командира его обязанности выполнял красноармеец.
Осенью 1939 года, после присоединения к СССР западных районов Белоруссии, Украины, Бесарабии и формирования государственной границы с Германией, пограничные заставы первоначально размещались в палатках, а затем для них решением местных органов советской власти стали выделять кирпичные и деревянные дома, оставленные хозяевами, эмигрировавшими за границу. Кроме того, по решению руководства НКВД строились деревянные казармы по стандартным проектам из щитовых блоков. Территория заставы огораживалась деревянным, глиняным, редко кирпичным забором, в которых вырезались бойницы. На территории заставы находилось жилое помещение для личного состава, дом для семей командования, конюшня, склады и баня, которые готовились к оборонительному бою. Кроме того, вблизи городка заставы был подготовлен взводный опорный пункт с позициями для пулеметов, окопами для стрелков, блиндажами для укрытия людей и боеприпасов. Для пограничных нарядов на охраняемом участке были подготовлены окопы на стрелковое отделение. Сооружения для несения службы и ведения обороны строились силами личного состава заставы и обязательно маскировались под условия местности.
 
Начальники пограничных застав два раза в сутки докладывали в штаб пограничной комендатуры об итогах службы и об обстановке на охраняемом участке, а при обнаружении нарушителей границы, возникновении каких либо необычных явлений на охраняемом участке либо на сопредельной территории – докладывалось немедленно. При необходимости, начальник заставы своим решением поднимал заставу по боевой или учебной тревоге, с последующим докладом командованию погранкомендатуры.
 
Таким образом, приготовления войск фашистской Германии были под постоянным визуальным наблюдением пограничников застав, которые отчетливо понимали, что противник готовится к нападению на СССР. О надвигаю-щейся военной опасности знало командование пограничных отрядов, пограничных округов, командование Главного Управления пограничных войск и руководство НКВД. С 15 по 20 июня 1941 года пограничники фиксировали подвоз немецкими и румынскими военнослужащими к государственной границе и установку на огневые позиции артиллерии и складирование снарядов, шум многочисленных танковых моторов, работу офицерских рекогносцировочных групп, подвоз переправочных средств, отселение от границы местного гражданского населения. Обвинить кого-либо из пограничников в неправильной оценке действий германских войск было невозможно, поскольку любой начальник мог сам убедиться в достоверности докладов пограннарядов, поднявшись на наблюдательную вышку любой заставы.
 
Убедительным фактом нарастания военной опасности явилась активизация нарушения государственной границы СССР отдельными лицами и группами лиц с сопредельной территории. С 1 января по 10 июня 1941 года пограничниками западных пограничных округов было задержано 2080 нарушителей границы, причем отмечалось увеличение случаев таких нарушений по сравнению с 1940 годом и увеличение количества открытых провокационных действий, попыток групповых нарушения границы СССР, с применением огнестрельного оружия. Среди задержанных нарушителей были выявлены германские агенты и диверсанты, которые не скрывали, что получили боевое задание для подготовки условий успешного вторжения германских войск на территорию СССР. К сожалению, вследствие нехватки сил, пограничникам не всегда удавалось обнаружить и задержать нарушителей границы, которые прорывались вглубь советской территории и осуществляли свою враждебную деятельность, особенно активизировавшись 21 июня 1941 года.
 
По интенсивности заброски агентуры и диверсионных групп стало возможным определить вероятные направления главных ударов германских войск с началом войны.
 
Командование пограничных округов постоянно информировало об обстановке на государственной границе и на сопредельной территории штабы соседних Армий и республиканский (областной) орган НКВД. Поэтому в начале июня 1941 года на позиции, находящиеся в 3 – 5 километрах от государственной границы, были выдвинуты отдельные стрелковые роты и стрелковые батальоны Красной Армии, выполнявших задачу оперативного прикрытия. Личный состав укрепрайонов приступил к боевому дежурству. Пограничники, получив полный боекомплект патронов и ручных гранат, на службу выходили в стальных касках, а в часы отдыха спали, не снимая верхней одежды и имея свое оружие рядом с кроватью. Командиры круглосуточно находились на заставах
Понимая, что войну предотвратить невозможно, военно-политическое руководство СССР стремилось исключить втягивание Советских Вооруженных Сил в организуемые фашистами многочисленные провокации на границе, с тем, что бы провокаторы из ведомства Геббельса не могли обвинить нашу страну в агрессии и тем самым оправдать в глазах мировой общественности нападение германских армий под видом вынужденной защиты. Именно поэтому в приказах НКВД пограничникам вводились ограничения при применении оружия против нарушителей границы, запрещалось стрелять по немецким самолетам, залетающим на советскую территорию. Всю тяжесть борьбы с вооруженными бандами и разведывательно-диверсионными отрядами противника, с боями прорывавшимся в глубь советской территории, разрешалось вести исключительно силами пограничных застав и резервов пограничных отрядов, не взирая на недостаток сил и средств. Все эти ограничительные приказы создавали дополнительные трудности пограничной службы, но последующее развитие событий показало верность избранной политической позиции Советского Правительства. После нападения фашистской Германии мировая общественность признала и осудила это как агрессию, а СССР пострадавшей стороной, что в последующем стало основой для формирования антигитлеровской коалиции.
 
Политорганы в часы плановых политзанятий разъясняли пограничникам политику Советского Правительства, регулярно проводили политинформации о текущих событиях, организовывали коллективное слушание последних известий по радиоприемникам и читку газет. Были проведены занятия и тренировки с выходом в опорные пункты, для отражения провокаций противника.
 
В начале июня во всех подразделениях были проведены открытые комсомольские и партийные собрания первичных организаций с основным вопросом о повышении политической бдительности и боеготовности к отражению военно-политических провокаций противника на государственной границе. Понимая, что родственники обеспокоены сложившейся военно-политической обстановкой и желая их ободрить, все пограничники написали и отправили родным и знакомым письма о своей благополучной службе.
 
Проводимые мероприятия укрепляли политико-моральное состояние личного состава застав, комендатур и отрядов, их готовность к отражению возможного нападения противника. Пограничники осознанно ожидали нападения врага, но у них не было чувства обреченности, а наоборот уверенность в своих силах и стремление победить агрессора. Практика службы в июне 1941 года показала, что в условиях значительно возросшей активности нарушителей, пограничники решительно противостояли врагу.
 
Боевые действия немецко-фашистской коалиции против СССР развивались поэтапно: 22 июня начала войну Германия, к ней присоединились войска Румынии и Венгрии, 29 июня вступила в войну Финляндия.
Восстановлению общей обстановки и развитие событий на западном участке государственной границы СССР в 1941 году, способствовали исторические исследования, проведенные в 1970 – 1975 годах профессором Военной Аккаде-мии имени М. В. Фрунзе, доктором военных наук генерал-майором Сечкиным Г. П., который сам был участником первых боев на границе. Кроме того, о боях 22 июня 1941 года рассказали ветераны-пограничники, участники этих боев, которые в настоящее время проживают в Москве и в Московской области.
 
В 4 часа по московскому времени 22 июня 1941 года Германская авиация и артиллерия одновременно на всем протяжении государственной границы СССР от Балтийского до Черного морей нанесли массированные огневые удары по военным и промышленным объектам, железнодорожным узлам, аэродромам и морским портам на территории СССР на глубину 250 – 300 километров от государственной границы. Армады фашистских самолетов сбрасывали бомбы на мирные города Прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. Пограничные корабли и катера, вместе с другими судами Балтийского и Черноморского Флотов, своим зенитным вооружением вступили в борьбу с вра-жеской авиацией.
 
В числе объектов, по которым противник наносил огневые удары, были позиции войск прикрытия и места дислокации Красной Армии, а так же военные городки пограничных отрядов и комендатур. В результате артиллерийской под-готовки противника, продолжавшейся на различных участках от одного до полутора часов, подразделения и части войск прикрытия и подразделений погранотрядов понесли потери в живой силе и технике. Кратковременный, но мощ-ный артиллерийский удар противник нанес по городкам пограничных застав, вследствие чего, все деревянные здания были разрушены или охвачены огнем, в значительной части были разрушены оборонительные сооружения, построенные вблизи городков пограничных застав, появились первые раненые и убитые пограничники.
 
В ночь на 22 июня немецкие диверсанты повредили почти все линии проводной связи, что нарушило управление пограничными подразделениями и войсками Красной Армии.
Вслед за ударами авиации и артиллерии, германское верховное командование двинуло свои войска вторжения на фронте 1500 километров от Балтийского моря до Карпатских гор, имея в первом эшелоне 14 танковых, 10 механи-зированных и 75 пехотных дивизий общей численностью 1 миллион 900 тысяч военнослужащих оснащенных 2500 танками, 33 тысячами орудий и минометов, при поддержке 1200 бомбардировщиков и 700 истребителей.
 
К моменту вражеского нападения на государственной границе находились только пограничные заставы и за ними в 3 – 5 километрах – отдельные стрелковые роты и стрелковые батальоны войск, выполнявших задачу оперативного прикрытия, а так же оборонительные сооружения укрепрайонов. Дивизии первых эшелонов армий прикрытия находились в районах, удаленных от назначенных им рубежей развертывания в 8 – 20 километрах, что не позволило им своевременно развернуться в боевой порядок и вынуждало вступать в бой с агрессором разрозненно, по частям, неорганизованно и с большими потерями в личном составе и боевой техники.
Начались приграничные сражения, события которых многократно освещались в мемуарной и научно-исследовательской исторической литературе. К сожалению, в наше время все еще находятся зарубежные и доморощенные “историки” и “писатели”, которые ссылаясь на какие то “вновь выявленные обстоятельства”, пытаются переиначить события июня 1941 года, излагать их исключительно в негативной трактовке и во всем обвинять военно-политическое руководство СССР, сосредоточивая основной удар по И. В. Сталину. Моя цель, не вступая в полемику с хулителями советской истории и не пересказывая хорошо известные события тех дней, рассказать о мужестве и героизме советских пограничников, смело вступившим в бой с врагом, многократно превосходящим их по численности и средствам боевого поражения. В этих первых боях на границе весь личный состав пограничных застав, комендатур и отрядов проявил массовый героизм, стойкость и высокое боевое мастерство.
 
Участие пограничников в сражениях в приграничных районах можно разделить на два периода. Первый включал боевые действия рассредоточенных застав в непосредственной близости от государственной границы. Продолжался этот период с начала артиллерийской и авиационной подготовки противника до момента отхода пограничников на рубеж обороны войск прикрытия.
 
Второй период включал в себя боевые действия пограничных частей после отхода их на рубеж обороны войск прикрытия в условиях, когда пограничные подразделения были сосредоточены при штабах пограничных комендатур и отрядов и находились в оперативном подчинении командиров соединений Красной Армии.
Ход боевых действий пограничных застав и их результаты были различными. При анализе действий пограничников обязательно необходимо учитывать конкретные условия, в которых оказалась каждая застава 22 июня 1941 года. Они зависели в значительной степени от состава передовых подразделений противника, атаковавших заставу, а так же от характера местности, по которой проходила граница и направлений действий ударных группировок германской армии. Так, например, участок государственной границы с Восточной Пруссией проходил по равнине с большим количеством дорог, без речных преград. Именно на этом участке развернулась и наносила удар мощная немецкая группа армий “Север“. А на южном участке советско-германского фронта, где возвышались Карпатские горы и протекали реки Сан, Днестр, Прут, Дунай, действия крупных группировок войск противника были затруднены, а условия для обороны пограничных застав – благоприятные.
 
Кроме того, если застава размещалась в кирпичном здании, а не в деревянном, то её оборонительные возможности значительно повышались. Необходимо учитывать, что в густонаселенных районах, с хорошо освоенными сельским хозяйством земельными участками, построить взводный опорный пункт для заставы составлял большие организационные сложности, а поэтому приходилось приспособлять для обороны помещения и строить вблизи заставы крытые огневые точки.
 
В последнюю ночь перед войной пограничные части западных пограничных округов осуществляли усиленную охрану государственной границы. Часть личного состава пограничных застав находилась на участке границы в пограничных нарядах, основной состав во взводных опорных пунктах, несколько пограничников оставались в помещениях застав для их охраны. Личный состав резервных подразделений пограничных комендатур и отрядов находился в помещениях по месту своей постоянной дислокации. Для командиров и красноармейцев, видевшим сосредоточение вражеских войск, неожиданным было не само нападение, а та мощность и жестокость авиационного налета и ударов артил-лерии, а так же массовость движущейся и стреляющей бронетехники. Среди пограничников паники, суеты и бесцельной стрельбы не было. Случилось то, что ожидали целый месяц. Безусловно, потери были, но не от паники и трусости.
 
Некоторые авторы статей о событиях того времени ставят в вину начальникам пограничных округов и отрядов то, что они не дали команду на перемещение застав в опорные пункты, вследствие чего от артиллерийского огня погибли пограничники. В качестве положительного примера ими приводится решение начальника Таурагского пограничного отряда подполковника Головкина, который в первой половине ночи с 21 на 22 июня приказал всем подразделениям отряда занять опорные пункты и, поэтому, потери в личном составе от ударов артиллерии противника были значительно меньше, чем в соседних пограничных отрядах. Я нисколько не хочу уменьшить значение принятого начальником решения, которое, скорее всего, не указывало заставам занять опорные пункты, а легализировало тот факт, что все заставы уже давно находились в опорных пунктах.
 
По мнению таких авторов, начальники пограничных застав в июне 1941 были настолько наивными, что, видя в нескольких сотнях метров противника, готового нанести смертельный удар, пассивно ожидали команду старшего начальника на выход в опорные пункты, построенные для защиты и оборонительного боя недалеко от городка заставы. Эти авторы забывают, что начальник любой заставы всегда имел и имеет в настоящее время право поднять личный состав заставы по тревоге, с последующим докладом об этом своему старшему начальнику. В условиях смертельной опасности именно так и поступило подавляющее большинство, а, скорее всего все, начальники застав, выведя личный состав в опорные пункты до начала боевых действий. Доложить об этом они не смогли из-за повреждения телефонной связи вражескими диверсантами.
 
После артиллерийской и авиационной подготовки в полосе Северо-Западного и Западного фронтов пехота и танки противника перешли в наступление. На левом крыле Западного и в полосе Юго-Западного фронта противник присту-пил к форсированию рек Западный Буг, Сан и Прут одновременно с началом артиллерийской подготовки.
Немецкое командование для нанесения сокрушительного первого удара и морального подавления военнослужащих войск прикрытия Красной Армии использовало в первом эшелоне большую часть своих сил и средств, для чего были созданы четыре ударные группировки, основу которых составляли танковые группы. Так, например, группа армий “Север“ в составе 4-й танковой группы, 16 и 18 полевых армий наступала на фронте 40 километров, имея в первом эшелоне три танковые дивизии (600 танков) и две пехотные дивизии.
 
Левофланговая ударная группировка группа армий “Центр“, включавшая в свой состав 3-ю танковую группу и 9 полевую армию, наступала на фронте 50 километров, имея в первом эшелоне оперативного построения три танковых дивизии (600 танков) и две пехотные дивизии. Правофланговая ударная групппировка ГА“Центр“, состоящая из 2-й танковой группы и 4 – ой полевой армии, наступала на фронте 70 километров, имея в первом эшелоне оперативного построения четыре танковых (800 танков) и три пехотные дивизии. Группа армий “Юг“, включавшая в свой состав 1-ю танковую группу и 6 полевую армию, нас-тупала на фронте 65 километров, имея в первом эшелоне оперативного построения одну танковую (200 танков) и шесть пехотных дивизий.
Все дивизии наступали на фронте 6 – 8 километров (то есть на участке границы, охраняемой одной пограничной заставой). Для создания подавляющего большинства и психологического воздействия, немецкое командование включи-ло в состав танковых дивизий все имеющиеся танки и танкетки, в том числе и устаревшего образца, однако способные двигаться и стрелять из пушек и пулеметов.
 
На всех остальных направлениях вторжения наступали немецкие пехотные дивизии, на вооружении которых находились бронемашины и бронетранспортеры. Фронт наступления пехотной дивизии составлял 10 – 12 километров и более (то есть протяженность участка границы, охраняемого двумя заставами).
В большинстве случаев войска противника двигались по дорогам в походных колоннах, имея в промежутках между колоннами боевые группы в составе батальона с танками и бронетранспортерами, имеющими в авангарде мотоцик-листов. При обнаружении узла сопротивления, часть сил из колонны развертывалась в боевой порядок и вступала в бой, поддерживаемая авиацией и артиллерией, а остальная колонна продолжала движение, стремясь скорее проникнуть вглубь СССР и вести встречные бои с выдвигающимися частями и соединениями Красной Армии, не давая им занять оборонительные рубежи.
 
Впереди главных сил каждого немецкого полка двигались ударные группировки силою до взвода с саперами и разведгруппы на бронетранспортерах и мотоциклах с задачами ликвидации пограничных нарядов, захвата мостов, установления мест позиций войск прикрытия Красной Армии, завершения уничтожения пограничных застав. В целях обеспечения внезапности, эти вражеские подразделения на некоторых участках границы начали выдвижение еще в период артиллерийской и авиациионной подготовки. Для завершения уничтожения личного состава пограничных застав использовались танки, которые находясь на удалении 500 – 600 метров, вели огонь по опорным пунктам застав, оставаясь вне досягаемости вооружения заставы.
 
Первыми, кто обнаружил переход через государственную границу разведывательных подразделений немецко-фашистских войск, были пограничные наряды, находившиеся на службе. Используя заранее подготовленные окопы, а так же складки местности и растительность, как укрытие, они вступили в бой с противником и тем самым дали сигнал об опасности. Многие пограничники погибли в бою, а оставшиеся в живых отошли к опорным пунктам застав и включились в оборонительные действия.
 
На речных пограничных участках передовые подразделения противника стремились захватить мосты. Пограничные наряды для охраны мостов высылались в составе 5 – 10 человек с ручным, а иногда и со станковым пулеметом. В большинстве случаев пограничники препятствовали захвату мостов передовыми группами противника. Противник привлекал для захвата мостов бронетехнику, осуществлял переправу своих передовых подразделений на лодках и понтонах, окружал и уничтожал пограничников. К сожалению, у пограничников не было возможности подорвать мосты через пограничную реку и они доставались врагу исправными. В боях за удержание мостов на пограничных реках принимал участие и остальной личный состав заставы, наносивший серьёзные потери вражеской пехоте, но бывший бессильным против танков и бронемашин противника. Так при защите мостов через реку Западный Буг в полном составе погиб личный состав 4, 6, 12 и 14 пограничных застав Владимир-Волынского пограничного отряда. Так же погибли 7 и 9 пограничные заставы Перемышльского пограничного отряда в неравных боях с противником, защищая мосты через реку Сан.
 
В полосе, где наступали ударные группировки немецко-фашистских войск, передовые подразделения противника по численности и вооружению были более сильными, чем пограничная застава, и, к тому же, имели в своем составе танки и бронетранспортеры. На этих направлениях пограничные заставы могли сдерживать противника лишь до одного – двух часов. Пограничники огнем из пулеметов и винтовок отражал атаку пехоты противника, но вражеские танки, после разрушения оборонительных сооружений огнем из пушек, врывались в опорный пункт заставы и завершали их уничтожение. В отдельных случаях пограничникам удавалось подбить один танк, но в большинстве случае они были бессильны против бронетехники. В неравной борьбе с врагом личный состав заставы почти весь погибал. Дольше всего держались пограничники, находившиеся в подвалах кирпичных зданий застав, и, продолжая вести бой, погибали, подорванные немецкими фугасами.
В большинстве случаев противник не снижал темпов своего наступления и продолжал прорыв основными силами в глубь советской территории, оставив небольшую часть сил для блокирования и последующего уничтожения погра-ничной заставы.
 
В боях застав с противником на границе резервные подразделения пограничных комендатур в большинстве своем не участвовали, так как они дислоцировались на небольшом удалении от границы и были атакованы передовыми немецкими подразделениями сразу же после окончания артиллерийской и авиационной подготовки одновременно с пограничными заставами. Они так же не имели на вооружении противотанковых средств и в большинстве своем поги-бали в неравной борьбе с танками.
 
Не могли оказать необходимой помощи заставам и резервные подразделения пограничных отрядов, которые подверглись ударам вражеской авиации, а через некоторое время вступили в бой с передовыми подразделениями и частями немецко-фашистских войск, прорвавшимися через государственную границу и рубеж подразделений прикрытия Красной Армии. На некоторых направлениях отрядные резервы были задействованы, для уничтожения мелких воздушных десантов противника, заброшенных на участке пограничного отряда.
 
На направлениях, где немецко-фашистские войска наносили вспомогательные удары, пехотные дивизии наступали в более широких полосах, а поэтому пограничные заставы вели боевые действия в течение четырех – шести и более часов. Передовые подразделения пехотных дивизий были меньшего состава и не имели танков.
Пограничные заставы отражали атаку передовых подразделений противника, но повторные атаки осуществлялись уже более сильными группами и с нескольких направлений после огневого налета немецкой артиллерии. Понеся значительные потери личного состава, пограничные заставы по приказу старших начальников отходили на рубеж обороны подразделений прикрытия Красной Армии и в их составе продолжали борьбу с противником. Если же пограничные заставы отражали вторую атаку немецких подразделений, то главные силы пехотных полков обходили опорные пункты застав и продолжали наступление на восток.
 
Оказавшись во вражеском тылу, личный состав застав действовал, сообразуясь с обстановкой. Одни, отбив атаки пехотных подразделений противника, начинали отход на позиции войск прикрытия, а другие переходили к партизан-ским действиям, нанося удары из засад по тыловым подразделениям немецких войск. Но личный состав многих застав продолжал бой с противником из опорных пунктов застав до последнего человека. Эти бои продолжались в течение 22 июня, а отдельные заставы вели бой в окружении несколько суток. Например, 13 застава Владимир-Волынского пограничного отряда, опираясь на прочные оборонительные сооружения и выгодные условия местности, вела бой в окружении в течение одиннадцати суток. Обороне этой заставы способствовали героические действия гарнизонов дотов укрепрайона Красной Армии, которые в период артиллерийской и авиационной подготовки противника подготовились к обороне и встретили его мощным огнем из орудий и пулеметов. В этих дотах командиры и красноармейцы оборонялись многие сутки, а кое-где и больше месяца. Немецкие войска были вынуждены обходить этот район, а, затем, используя ядовитые дымы, огнеметы и взрывчатку уничтожать героические гарнизоны.
 
На второстепенных направлениях вторжения немецких войск активную помощь заставам оказывали резервные подразделения пограничных комендатур, которые сами в большинстве случаев не подвергались атакам передовых подразделений противника, связанных боями с личным составом застав. Исходя из условий обстановки, резервные заставы комендатур использовались для уничто-жения мелких авиадесантов и мелких групп противника, в тылу войск прикрытия Красной Армии, а так же проведения контратак в целях вывода из окружения линейных пограничных застав. Выведенные заставы объединялись в роты и включались в состав обороняющихся войск прикрытия.
 
Активно использовались и резервы пограничных отрядов, которые занимали оборонительные рубежи, действуя как прикрытие Красной Армии. Так, например, начальник Перемышльского пограничного отряда 22 июня силами манев-ренной группы обеспечил оборону мостов через реку Сан и одновременно силами школы младшего начсостава и двух пограничных застав уничтожил роту автоматчиков, прорвавшихся в город. Упорной обороной города Перемышль пограничный отряд обеспечил развертывание на боевых позициях передовых частей 8-го стрелкового корпуса, что задержало дальнейшее продвижение германских войск. По приказу Начальника войск Украинского округа, в 12 часов 22 июня, этот отряд покинул город и вышел на оборонительный рубеж 8 стрелкового корпуса Красной Армии.
 
Вместе с тем, анализ использования резервных подразделений пограничных отрядов показывает, что, несмотря на ряд положительных моментов, в целом результаты их боевых действий были малоэффективными, потому что они были малочисленными и были вооружены только легким стрелковым оружием и, к тому же малоподвижными из-за недостатка автотранспорта.
 
Ход боевых действий пограничных застав, как на направлениях главных, так и второстепенных ударов немецких войск вторжения, показал, что в большинстве случаев заставам приходилось вести бой с передовыми подразделениями противника самостоятельно без поддержки подразделений войск прикрытия. Основная причина в том, что районы обороны подразделений прикрытия были выявлены авиаразведкой противника и по ним наносились артиллерийские и авиаудары одновременно с ударами по пограничным заставам. К тому же, командиры подразделений, выдвинутых в качестве прикрытия, плохо знали местность и районы дислокации застав на границе.
 
Военный историк Владимир Александрович Шерстнев на основе изучения документов и воспоминаний очевидцев написал книгу “Трагедия сорок первого. Документы и размышления“, изданную в 2005 году фирмой “Русич“ в Смолен-ске. При исследовании развития боевых действий в первые дни войны, он опросил некоторых ветеранов 10 Армии Западного Фронта, участвовавших в боях на государственной границе 22 июня 1941 года. Интересна оценка действий пограничников очевидцами, находившимися в составе войск прикрытия.
 
Бывший заместитель по политической части командира 204 мотострелковой дивизии Мандрик Г. Я. вспоминал:
”…после артподготовки две вражеские колонны пересекли границу и двинулись по дорогам Сейны – Сопоцкин и Сувалки – Августов. Погранзаставы размещались в деревне Головенчицы и в бывшем монастыре Юзефатово. Без всякого промедления бросились пограничники навстречу врагу. Неизвестно остался ли в живых хоть один, участвовавший в этих боях, пограничник. Стойко держались на своем рубеже пограничники в поселке Липск, в Августове, в поселке Райгруд. До вечера 22 июня они прикрывали участки шоссе Августов – Гродно, держали оборону у моста через реку Бебжу, а затем по приказу начальника отряда отошли на реку Неман, а некоторые присоединились к гарнизонам ближайших дотов укрепрайона, разделив впоследствии судьбу его защитников.“


Бывший красноармеец Ирин Л. В. рассказал: “Наш дот № 039 находился справа от дороги на пограничную заставу. Едва стало рассветать, как в небе послышался гул многочисленных самолетов. И вдруг будто налетел огненный шквал – из-за канала ударили тяжелые орудия. От заставы послышалась сильная стрельба, потом там показалось зарево пожара.“
 
Бывший красноармеец 9-го пулеметно-артиллерийского батальона Васильев И. вспоминал:”…примерно в 10 часов мы увидели отступающих пехотинцев и пограничников. Их полным полно набилось в наши доты, как занятые гарнизоном, так и недостроенные. Немцы вели огонь по дотам из орудий. Бой продолжался.“


Бывший военный интендант 152-го корпусного тяжелого артполка Головченко И. Д. рассказал:“К 6.00 22 июня мы заняли позиции на берегу Немана. В 10.00, не сделав ни единого выстрела, мы должны были отступить. По пути в Скидель мы влились в оборону, которую организовал полковник из пограничников.“


Бывший заместитель политрука 128 отдельного противотанкового дивизиона 86 стрелковой дивизии Стасинчук И. И. рассказал:” В ночь на 20 июня 1941 года стрелковые полки дивизии были выдвинуты ближе к границе. В 2 часа ночи 22 июня комендант пограничного участка сообщил по телефону в штаб дивизии, что пограничные заставы докладывают о спуске немцами на реку Западный Буг переправочных средств. Оценив обстановку, командир дивизии полковник Зашибалов М. А. приказал поднять по тревоге все части дивизии. К трем часам все вышли в район сосредоточения и заняли круговую оборону.“
 
Бывший командир взвода 48 кавалерийского полка Солодкий П. М. вспоминал: “Еще 19 июня два эскадрона полка, усиленные двумя взводами танков, были выдвинуты к наиболее тревожному участку границы.“


После боев с передовыми подразделениями немецких войск на границе остатки личного состава пограничных застав и комендатур отошли на рубеж обороны войск прикрытия, находящийся на удалении 3 - 5 километров восточнее государственной границы. Этот рубеж не имел сплошной линии фронта и оборонялся передовыми подразделениями, выделенными от стрелковых дивизий первого эшелона войск прикрытия. Во время боев застав на второстепенных направлениях ударов войск вторжения, на рубеж прикрытия успели выйти в полном составе и развернулись части и соединения Красной Армии: 6 кд 10 А Белорусского особого военного округа, 45 сд 5 А, 3 кд, 41 и 97 сд 6 А, 99 сд 26 А Киевского особого военного округа, которые задержали на некоторое время движение войск противника. На этом же рубеже отходящие по приказу пограничные подразделения были переформированы в стрелковые взводы и роты, перешли в оперативное подчинение, а фактически влились в состав войск прикрытия, и получили боевые задачи от общевойсковых начальников. В составе этих войск пограничные части вели боевые действия противником в течение всего периода приграничных сражений и боев.
Как пример успешных действий пограничных подразделений можно привести участие в обороне города-порта Либава, участие в героической обороне Брестской крепости, участие в первой удачной контратаке и в освобождении города Перемышль.
 
На границе с Румынией и на границе с Финляндией обстановка для наших войск в первые дни войны была более благоприятной, чем на участке советско-германской государственной границы. На советско-румынском участке границы противник в июне наступательных действий крупными силами войск не предпринимал, а финские войска активные боевые действия начали только в конце июня. Это позволило военному командованию в сравнительно спокойной обстановке привести войска в боевую готовность, выдвинуть их на оборонительные рубежи и более организованно встреть удары вражеских войск.
 
22 июня, после нанесения ударов артиллерией по отдельным объектам, противник предпринял попытки многочисленных переправ с румынской территории через пограничные реки своих передовых подразделений с целью захвата мостов и плацдармов, но везде они были встречены организованным огнем пограничников. Бои застав повсеместно были поддержаны огнем артиллерии и контратаками рот и батальонов войск прикрытия Красной Армии. Наступающим немецким, румынским и венгерским передовым частям были нанесены большие потери в живой силе и они повсеместно возвратились на исходные рубежи. Основные бои происходили около железнодорожных и шоссейных мостов через реку Прут, в целях недопущения их использования противником они были взорваны.
 
Характерной особенностью обстановки на этом участке фронта в июне 1941 года было ведение не только оборонительных, но и наступательных действий советских войск с высадкой десантов в Румынию. 23, 24, 25 июня пограничники Измаильского отряда совместно с отрядом пограничных судов, охранявшими государственную границу СССР по реке Дунай, провели успешные десанты на румынскую территорию. В некоторых десантах принимали участие подразделения 51 стрелковой дивизии. Окрыленные этими успешными действиями, Военный Совет и Командующий 9 армией решили осуществить крупный десант с захватом румынского города Килия-Веке, где находились артиллерийские батареи, препятствующие действиям советских кораблей на Дунае. Командование десантом было поручено моряку-пограничнику капитан-лейтенанту Кубышкину И. К.
 
В ночь на 26 июня корабли Черноморского отряда пограничных судов высадили на румынский берег подразделения погранотряда, усиленные подразделениями 23 стрелкового полка 51 сд, которые с ходу атаковали позиции румынских войск. Противник яростно сопротивлялся, но к 10 часам утра десантники захватили плацдарм шириною до 4 километров и глубиной до 3 километров, разгромив румынский пехотный батальон, погранзаставу и уничтожив артиллерийский дивизион. В течение 27 июня противник почти беспрерывно атаковал десантников, но советские воины, поддержанные артиллерии пограничных судов, успешно отражали эти атаки, что позволило вывести советские военные, транспортные и пассажирские суда, находившиеся на Дунае, из под вражеских ударов и исключить возможность захвата их противником. В ночь на 28 июня по приказу командования советский десант возвратился на свой берег.
 
25 июня 1941 года Совет Народных Комиссаров СССР специальным постановлением возложил задачи охраны тыла действующей Красной Армии на войска НКВД СССР. 2 июля 1941 года все пограничные части, находящиеся в оперативном подчинении общевойскового командования на советско-германском фронте переключились на выполнение новых боевых задач. Влившись в ряды Красной Армии, вместе с ней пограничники вынесли всю тяжесть борьбы с немецкими захватчиками, вели борьбу с агентурой его разведки, надежно охраняли тылы Фронтов и Армий от нападений диверсантов, уничтожали прорвавшиеся группы и остатки окруженных группировок противника, повсеместно проявляя героизм и чекистскую смекалку, стойкость, мужество и беззаветную преданность Советской Родине.
 
Подводя итоги сообщения, необходимо сказать, что 22 июня 1941 года немецко-фашистское командование двинуло против СССР чудовищную военную машину, которая обрушилась на советский народ с особенной жестокостью, которой не было ни меры, ни названия. Но в этой сложной обстановке советские пограничники не дрогнули. В первых же боях, они проявили беспредельную преданность Отчизне, непоколебимую волю, умение сохранять стойкость и мужество, даже в минуты смертельной опасности.
 
Многие подробности боев нескольких десятков пограничных застав остаются до сих пор неизвестными, как и судьбы многих защитников границы. Среди безвозвратных потерь пограничников в боях в июне 1941 года, более 90% составили “пропавшие без вести”. Не предназначенные к отражению вооруженного вторжения регулярных войск противника, пограничные заставы стойко держались под натиском превосходящих сил германской армии и её сателлитов. Гибель пограничников была оправдана тем, что, погибая целыми подразделениями, они обеспечивали выход на оборонительные рубежи частей прикрытия Красной Армии, которые в свою очередь, обеспечивали развертывание основных сил Армий и Фронтов и в конечном итоги создавали условия для разгрома германских вооруженных сил и освобождения народов СССР и Европы от фашизма.
 
За мужество и героизм, проявленные в первых боях с немецко-фашистскими захватчиками на государственной границе, 826 пограничников были награждены орденами и медалями СССР. 11 пограничников были удостоены звания Героя Советского Союза, из них пять человек – посмертно. Имена шестнадцати пограничников присвоены заставам, на которых они служили в день начала войны.
 
Прошел 61 год после Победы Советского народа над немецким фашизмом в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов, но, к моему великому сожалению, на полях исторических сражений еще находятся не погребенные останки защитников Советского народа. Когда в 1944 году наступающая Красная Армия вышла на государственную границу СССР, то выяснилось, что местное население, после окончания боев и ухода немецких войск в начале июля 1941 года, собрало и захоронило все тела погибших пограничников, обозначив их могилы. Во многих случаях именно местные жители рассказали о боях застав и героизме пограничников.
Мало осталось в живых участников и свидетелей боев на границе в июне 1941 года. Первые бои на границе остались в памяти советского народа как коллективный героический подвиг воинов-пограничников, совершенный во имя спасения Родины. Об этом подвиге написано во многих воспоминаниях ветера-нов Пограничных войск СССР, в военно-исторической литературе и научных исследованиях. Событиям и героям тех дней посвящена экспозиция Централь-ного пограничного музея ФСБ России.
 
В сборе материалов для экспозиции сотрудникам музея помогали члены Организации ветеранов (пенсионеров) города Москвы и Московской области, которые 22 июня вступали в бой с немецко-фашистскими захватчиками на разных направлениях западного участка государственной границы СССР. Их осталось 27 человек. Сейчас им 84 – 91 год, но они по-прежнему патриоты и полны желания передавать современной молодежи историческую правду о том, как их сверстники в июне 1941 года насмерть стояли, защищая свою Родину от фашистских поработителей. Вот имена этих героев: Андрусов Вадим Вячеславович, Баринов Василий Иванович, Бороздин Михаил Арсентьевич, Волков Иван Михайлович, Герасимов Сергей Сергеевич, Гуцалюк Иван Ильич, Егоров Василий Михайлович, Ерохин Николай Порфирьевич, Жомов Иван Иванович, Колесников Юрий Антонович, Круглов Владимир Васильевич, Лагодин Василий Михайлович, Макаров Николай Владимирович, Маслов Иван Васильевич, Назаров Василий Михайлович, Павловский Алексей Григорьевич, Петюшин Анатолий Анатольевич, Покалюхин Виктор Афонасьевич, Приходько Иван Фадеевич, Татарников Дмитрий Александрович, Урсин Алексей Александрович, Устинович Степан Васильевич, Филиппов Виктор Георгиевич, Хаметов Яосыз Алиевич, Чертков Иван Егорович, Чиркин Павел Александрович, Шевцов Иван Михайлович.
 
Низко поклонимся им за совершенный подвиг и пожелаем им долгих лет жизни!
 
Председатель Организации ветеранов (пенсионеров) пограничных войск города Москвы и Московской области, старший научный сотрудник Центрального пограничного музея ФСБ России, Заслуженный пограничник Российской Федерации, генерал-майор в отставке


А. С. Владимиров 15 июня 2006 года

emblema pogranvoiskГерб ПС ФСБ РФ