Первый портал пограничников
Объединение ПВ и МЧПВ
ГЛАВНАЯ  |  ФОРУМ  |  СЛЕНГ  | 

Авторизация  



Регистрация на форуме  

Загрузки на форуме  

Пожалуйста, сделайте папку кэша доступной для записи.

От первого дня до последнего. Часть вторая. - страница 5

От первого дня до последнего. Часть вторая. - страница 5

PDFПечатьE-mail
Оглавление
От первого дня до последнего. Часть вторая.
страница 2
страница 3
страница 4
страница 5
страница 6
Все страницы

 

...Население учится распознавать врага, как бы он ни скрывался. Уже известны случаи, когда фашистские аэропланы с изображением красной звезды спускались на советской территории и расстреливали из пулеметов мирных жителей. Известно также, что гитлеровские парашютисты наряжаются в милицейскую одежду. Население горит ненавистью к гнусным убийцам и захватчикам и готово оказать частям Красной Армии любую помощь.
Газета «Правда» за 27 июня 1941 года

 

 

 

С началом войны гитлеровские разведывательные органы резко активизировали подрывную деятельность на территории СССР. Заброшенные в тыл советских войск агенты занимались шпионажем, диверсиями, сеяли панику среди беженцев и местного населения, пытались деморализовать наши войска. Все это требовало экстренных мер.

 

 

25 июня 1941 года Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление, согласно которому на пограничные и внутренние войска НКВД возлагалась охрана тыла Красной Армии. Перед пограничниками ставилась нелегкая задача: обеспечить надежную охрану и защиту тыла от происков врага, вести борьбу со шпионами и диверсантами, охранять штабы, узлы связи и коммуникации. Это потребовало структурной перестройки войск, овладения чекистскими методами борьбы и высокой бдительности. Пограничные части и подразделения успешно справлялись с возложенными на них задачами. Командование и политорганы решали их в тесном взаимодействии с органами государственной безопасности, опирались на местное население, оказывавшее им самую действенную помощь.

 

 

Борьба с разведкой противника, диверсантами, пособниками врага стала в дальнейшем основой служебно-боевой деятельности пограничных войск.

 

 

Страницы истории борьбы с абвером, с вражеской контрразведкой, в которой непосредственно участвовали пограничники, изобилуют примерами героизма, самоотверженности, свидетельствуют о высоком профессионализме, чекистской выучке.

 

 

Для того чтобы читатель смог представить масштабы этой работы в годы войны, приведу несколько цифр, которые показывают, как увеличивалось с каждым годом число агентов, направляемых в тыл действующей армии. Так, если в 1941 году количество забрасываемых к нам вражеских шпионов и диверсантов возросло по сравнению с 1939 годом в 14 раз, то в 1942 году — в 31, а в 1943 — в 43 раза. Шпионы и диверсанты снабжались специальными средствами для совершения террористических актов, коротковолновыми приемопередающими радиостанциями, шифрами, оружием, ценностями и деньгами.

 

 

Пограничники Рава-Русского пограничного отряда с первого дня войны усилили борьбу с диверсантами противника в городе. 22 июня 1941 года в одном из костелов была ликвидирована диверсионная группа, имевшая радиопередатчики, запас разноцветных сигнальных ракет.

 

 

23 июня немцы забросили в район Равы-Русской несколько групп по 20–25 человек каждая. В результате умелых действий пограничников вражеские агенты были обезврежены раньше, чем приступили к подрывным действиям.

 

 

Владимир-Волынский погранотряд наряду с боевыми действиями по защите государственной границы также выделял часть сил для борьбы с диверсантами, поддержания порядка во Владимир-Волынском и охраны командных пунктов дивизии 15-го и 27-го корпусов Красной Армии. Уже 22 июня были ликвидированы несколько вражеских групп, одетых в форму советских военнослужащих и милиционеров.

 

 

Были также захвачены сброшенные на парашютах 15 диверсантов-шпионов, которые намеревались захватить мост в районе Старого Порыцка, а также взорвать артиллерийский склад 87-й стрелковой дивизии и мост через реку Луга.

 

 

106-й пограничный отряд под командованием подполковника Л. А. Головкина, отойдя от границы, приступил к охране тыла 8-й армии. Только в течение июля 1941 года воины отряда разгромили в лесных районах близ Чудского озера три диверсионные группы противника общей численностью более 200 человек. Пять суток пограничники прочесывали леса, населенные пункты, хутора и, несмотря на уловки вражеских диверсантов, выявили и обезвредили всех до единого. Столь же успешно был ликвидирован воздушный десант, выброшенный в тыл 8-й армии, имевший задачу перерезать шоссе Таллин — Ленинград.

 

 

В ходе битвы под Москвой армейские чекисты и пограничные войска, несшие службу по охране тыла Западного фронта, задержали и разоблачили свыше 1000 фашистских агентов.

 

 

В октябре — ноябре 1941 года на Ленинградском и Южном фронтах было задержано около 650 и на Северо-Западном фронте — сотни шпионов и диверсантов.

 

 

В частях погранвойск, обеспечивавших охрану тыла Ленинградского, Северо-Западного и Юго-Западного фронтов, оперативно обезвреживавших лазутчиков и агентов немецко-фашистской разведки, были пограничники частей Прибалтийского, Белорусского, Украинского и Молдавского пограничных округов.

 

 

Активной и успешной была контрразведывательная деятельность 11-го Себежского пограничного отряда, с октября 1941 года переформированного в 11-й погранполк. Первоначально он охранял тыл 27-й армии, действовавшей на Северо-Западном фронте, позднее — ряда других армий. В боях с врагом бойцы и командиры только этого отряда уничтожили около двух тысяч фашистов и задержали несколько десятков заброшенных в наш тыл шпионов и диверсантов.

 

 

Провал гитлеровского плана «молниеносной» войны вынудил вражескую разведку изменить свою стратегию, основной стала разведка глубинных районов СССР. Одновременно фашисты усилили террористическую и диверсионную деятельность в прифронтовой полосе. Так, в 1942 году заброска вражеской агентуры в наш тыл увеличилась по сравнению с 1941 годом в 2 раза, причем наибольшее число агентуры забрасывалось на направления предстоящих операций Красной Армии.

 

 

В борьбе с фашистской агентурой совершенствовались формы и методы деятельности советской контрразведки, оттачивалось профессиональное мастерство пограничников. События лета и осени 1942 года показали, что в «тайной войне» с гитлеровской разведкой советские органы госбезопасности и пограничные войска добились значительного успеха, сумев парализовать враждебные действия в тылу действующей армии и во внутренних районах страны.

 

 

Решая ответственные оперативные задачи борьбы с агентурой противника, командование и политорганы пограничных полков опирались на активную помощь местного населения, партийные и советские органы прифронтовых районов. Так, в тылу 3-й и 13-й, 61-й и 40-й армий, где несли службу 17-й Краснознаменный, 18, 38 и 90-й пограничные полки, в населенных пунктах было создано более 150 бригад содействия. С их помощью удалось задержать не одного вражеского агента.

 

 

Насколько успешно велась борьба с агентурой врага, можно судить по документам гитлеровского разведывательного органа «Абверкоманда-104», в котором отмечается, что с октября 1942 по сентябрь 1943 года в тыл Красной Армии было заброшено 150 групп шпионов и диверсантов численностью от трех до десяти человек каждая, вернулись из них только две — остальные попали в руки советских властей.

 

 

В сложных условиях боролись с диверсионно-разведывательными группами противника пограничники частей, участвовавших в охране границы и тыла действующей армии в Карелии и на Мурманском направлении. Трудности возрастали, когда приходилось вступать в схватки с довольно многочисленными диверсионными группами.

 

 

В марте 1943 года в тыл одного из участков Карельского фронта был выброшен вражеский батальон 10-го пехотного полка численностью до 600 человек. Его поддерживала рота станковых пулеметов и 6 самолетов. 16 марта вражеский батальон захватил поселок Верхний Идель.

 

 

Командир 73-го Краснознаменного полка подполковник В. Туляков выдвинул в предполагаемый район действий вражеского диверсионного отряда 3-й батальон под командованием майора В. Епифанова. Разведка, высланная комбатом, и группа пограничников во главе с командиром роты старшим лейтенантом А. Поляковым доложили, что враг отходит двумя колоннами: одна на северо-запад, другая — на юго-запад. Командир полка выслал на предполагаемые направления отхода противника несколько групп пограничников под командованием старшего лейтенанта М. Севостьянова, лейтенанта Ковалева, командира 2-го батальона майора Синеокого и старшего лейтенанта В. Матросова.

 

 

17 марта в район действий 73-го погранполка прибыл начальник штаба пограничных войск по охране тыла Карельского фронта полковник М. Петрунькин, который взял на себя общее руководство операцией. Вместе с ним на помощь полку прибыли 200 человек из школы младшего начсостава. К проведению операции привлекались также подразделения 27-й стрелковой дивизии Красной Армии.

 

 

Первой столкнулась с врагами группа старшего лейтенанта Севостьянова и лейтенанта Ковалева. Пограничники организовали засаду на хребте, прозванном «Китайской стеной», который протянулся на несколько километров с севера на юг.

 

 

Около полуночи появилась колонна противника численностью 200–250 человек. Враг пытался преодолеть хребет, но натолкнулся на меткий огонь пограничников и откатился, а спустя непродолжительное время начал обходить засаду с флангов. Однако и этот маневр не принес врагу успеха: ему не удалось сбить заслон. Понеся потери, диверсанты направились к северу. В ходе боя погибли лейтенант Ковалев и несколько бойцов.

 

 

Левофланговая группа противника также была встречена уничтожающим огнем пограничников под командованием капитана Т. Малышева. Разгорелся ожесточенный бой, диверсанты, спасаясь, разбежались по лесу.

 

 

Успешно обезвредила врага группа под командованием майора Синеокого и старшего лейтенанта В. Матросова. Преследуя противника по лыжне, группа обнаружила в 500 метрах от нее дым костров.

 

 

Бой продолжался около часа. Противник хоть и имел возможность прикрываться огнем станковых пулеметов, вынужден был уйти. Во время разгрома диверсантов несколько десятков вражеских солдат и офицеров было уничтожено.

 

 

Группа майора Епифанова и подразделения 27-й стрелковой дивизии под командованием капитана Фесуна устроили несколько засад на путях отхода разбитого вражеского батальона. Противник потерял еще 160 человек убитыми, 25 были взяты в плен.

 

 

Не обошлось без потерь и у пограничников: 12 человек пали на поле боя, 6 получили ранения.

 

 

Высоко оценило действия пограничников командование. Отмечая их мужество, газета Карельского фронта писала 4 апреля 1943 года:

 

 

«Внезапность и быстрота — вот что лежало в основе действий пограничников. Неустанно преследуя разгромленные группы противника, пограничники гнали их на засады, устроенные подразделением капитана Фесуна, и довершили разгром врага».

 

 

Об эффективности борьбы с противником подразделений 52-го и 80-го полков, охранявших Кировскую железную дорогу, 82-го и 101-го пограничных полков и 100-го отдельного пограничного батальона свидетельствует хотя бы этот пример: из 20 диверсионных групп, заброшенных противником к нам зимой 1942/43 годов, наши подразделения уничтожили пять, 10 групп вынуждены были повернуть назад от нашего рубежа, остальным также не удалось достичь успеха.

 

 

Советские пограничники не ограничивались борьбой с вражеской агентурой, а проводили активную боевую работу. Только зимой 1942/43 годов подразделения 82-го, 101-го пограничных полков и 100-го отдельного пограничного батальона совершили 70 рейдов в тыл врага, вывели из строя сотни вражеских солдат и офицеров, уничтожили на аэродромах 10 самолетов, подбили 8 танков, сожгли 8 складов, взорвали 18 мостов, уничтожили и захватили много оружия и другого военного имущества.

 

 

О пограничниках-разведчиках северной границы писали газеты, им посвящали свои произведения писатели и поэты. Константин Симонов в очерке «За полярным кругом» рассказал о действиях одной из разведгрупп, которая не раз скрытно появлялась в глубоком тылу противника. К сожалению, документы не сохранили нам точных имен и фамилий героев, упоминаемых в очерке, — по соображениям военного времени они были изменены автором. Но суть в другом — в высокой оценке чекистского и боевого мастерства пограничников. Приведу несколько строк из этого очерка, точно и образно воссоздающих обстановку, в которой приходилось действовать нашим разведчикам:

 

 

«Каким образом они появились в тылу, немцы так и не узнали.
С моря? Но и в эту, и в предыдущую ночь на Баренцевом море бушевал девятибалльный шторм.
С воздуха? Но уже третьи сутки небо было закрыто сплошной снежной пеленой.
По суше через немецкие позиции? Но там всюду стояли патрули и вот уже третью ночь не было слышно ни одного выстрела.
Словом, немцы не знали и не знают до сих пор, как появились в их тылу пограничники, наделавшие в эту ночь такого шума...
Пограничники исчезли так же внезапно, как и появились, одним только им известным путем. Им лучше знать. На то они и пограничники!»

 

 

Вероятнее всего, что разведывательное подразделение, о котором писал Симонов, входило в 101-й пограничный полк под командованием полковника Г. А. Жукова. В сводке Политуправления войск НКВД за сентябрь 1941 года говорится, что в период с 13 по 19 сентября 1941 года отряд, которым командовал полковник Жуков, зайдя в тыл противника, разгромил батальон 392-го пехотного полка немцев, разведотряд дивизии «Норд», смешанный эскадрон самокатчиков общей численностью до двух батальонов и штаб 392-го пехотного полка. Было захвачено большое количество боевой техники, оружия и штабные документы.

 

 

В докладе командования войск по охране тыла 14-й армии за ноябрь 1941 года отмечается, что подразделения под командованием полковника Жукова в период с 5 по 12 ноября уничтожили на коммуникациях противника 276 солдат и 4 офицера, подбили 4 средних танка, 2 танкетки, уничтожили 2 автомашины, 5 тяжелых минометов, 3 стационарные радиостанции, 3 бака с горючим, 7 станковых и 5 ручных пулеметов, 22 тысячи винтовочных патронов, танковую ремонтную мастерскую с запчастями. Приведу еще один пример — на этот раз сошлюсь на документы, которые дают не столько эмоциональное, зрительное представление о работе разведчиков, сколько фиксируют факты.

 

 

По всему фронту гремела слава о разведывательном подразделении старшего лейтенанта Михаила Васильевича Иутина — опытного и смелого командира-пограничника. Вот строки из описания действий разведотряда Иутина в мае 1942 года:

 

 

«Разведвзвод в составе 30 человек 2 мая, получив боевой приказ разведать высоты 282, «Зеленая» и «Безымянная», в 6.00 тронулся в путь. После суточного трудного перехода на территории врага 3 мая в 6 часов 30 минут красноармеец Яргин, двигавшийся в передовом дозоре, доложил командованию об обнаруженном им противнике... В 7 часов 10 минут красноармеец Яккола донес командиру, что противник численностью до 200 человек заходит взводу в тыл. Иутин... двумя отделениями сделал засаду, а одно отделение с политическим руководителем Жаровым выслал на высоту для занятия обороны, тем самым создал видимость отхода разведки. Белофинны, обманутые Иутиным... поднялись и пошли в рост. Как только 12 человек подошли на 50 метров к засаде Иутина, бойцы открыли дружный ружейно-пулеметный огонь. Группа противника, потеряв 7 человек убитыми и одного раненым, поспешно отошла. Иутин по приказу командования под прикрытием шедшего снегопада отошел, заминировав пути отхода. Вскоре пограничники услышали взрывы мин и крики солдат, подорвавшихся на минах».

 

 

Только в 1943 году подразделение Иутина провело более десяти успешных операций в глубоком тылу противника. Одной из наиболее умелых была операция, проведенная им в период с 27 июля по 8 августа 1943 года. Тогда разведгруппа в составе 40 человек совершила более чем 300-кило метровый марш по сильно пересеченной местности, из них 150 километров — по территории врага, и вышла на дорогу, идущую к месту дислокации финского батальона. В результате боя было уничтожено несколько десятков вражеских солдат, взят в плен белофинский капрал.

 

 

К сожалению, не увидел отважный пограничник дня Победы.

 

 

В августе 1944 года в неравном бою с многочисленным противником иутинцы понесли тяжелые потери, в числе погибших был и старший лейтенант Иутин.

 

 

Советское правительство высоко оценило подвиги М. В. Иутина. Он был награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени и посмертно — орденом Ленина.

 

 

В своих воспоминаниях о действиях пограничников Маршал Советского Союза К. А. Мерецков пишет, что пограничники Заполярья в дни обороны оказывали немалую помощь соединениям Красной Армии. Они очищали коммуникации от оставленных врагом шпионов и диверсантов, вели разведку, наносили удары по его тылам: «Только в 1941 году пограничники заполярных частей совершили 70 рейдов в тыл врага, нападали на его гарнизоны. Особенно успешно действовал 101-й пограничный полк под командованием полковника Г. А. Жукова. Интересно также отметить, что за левым флангом нашей 14-й армии на линии государственной границы всю войну нес службу 82-й пограничный полк. Это был единственный участок государственной советской границы на северо-западе, не захваченный врагом».

 

 

Участие пограничников в борьбе с фашистской агентурой в годы войны сыграло важную роль в обеспечении успешных боевых действий Красной Армии, в срыве замыслов фашистского командования, в приближении Победы. О вкладе, который внесли пограничные полки, охранявшие тыл действующей армии, свидетельствует и такая цифра: за годы войны ими было задержано и обезврежено 17 294 вражеских агента.

 

 

 

~~~

 

 

 

«Вопросы боевой учебы — строй, стрелковое дело и прочее — должны быть предметом такого же внимания, как и специальные задачи. Особенно обращаю внимание на стрелковое дело. Наши пограничники должны в этом отношении занять первое место в нашей Красной Армии».
Из приветствия М. В. Фрунзе выпускникам Высшей пограничной школы. Август 1925 года

 

 


«В мае и июне этого года 424 снайпера-пограничника уничтожили своим огнем 1695 немецких солдат и офицеров, т. е. начисто выбили целый пехотный полк противника, потеряв только 6 человек ранеными».
Из статьи начальника войск по охране тыла Ленинградского фронта генерал-лейтенанта Г. А. Степанова. Июль 1942 года

 

 

С первого дня создания пограничных войск к бойцам-пограничникам предъявлялись повышенные требования по овладению стрелковым оружием. Это диктовалось спецификой службы, тактикой действий пограничных нарядов и мелких групп, оторванностью их от подразделений. Поэтому стрелковой подготовке, мастерскому владению оружием в погранвойсках уделялось много времени.

 

 

Требование особого внимания к стрелковому делу, высказанное председателем Реввоенсовета Республики, неуклонно выполнялось в предвоенные годы. В штатах пограничных застав имелись снайперы, подготовке которых придавалось большое значение. И уже в первые дни войны снайперы-пограничники сыграли заметную роль в сдерживании натиска немецко-фашистских войск. Тысячи примеров говорят о том, что от их огня противник нес большие потери. Так, в донесении командования 24-го пограничного полка о результатах боев 4-й комендатуры в период с 23 по 28 июня 1941 года говорилось об уничтожении «свыше полка пехоты противника», отмечалось, что одной из причин удачного боя явилась превосходная огневая выучка личного состава, «в результате которой огонь пограничников вносил буквальное опустошение в ряды оккупантов».

 

 

Во время боевых действий снайперское движение получило широкий размах. Одними из первых открыли боевой счет уничтоженным фашистам бойцы пограничных войск Ленинградского фронта.

 

 

В начале 1942 года снайперское движение в пограничных полках, охранявших тыл действующей армии, стало практически массовым. Кроме фронтовых частей снайперские команды готовились также в южных, восточных и дальневосточных округах, откуда они выезжали во фронтовые части для боевой стажировки.

 

 

Первые итоги снайперского движения были подведены на слете снайперов в Ленинграде 22 февраля 1942 года. Большая группа снайперов-пограничников была награждена орденами и медалями. Снайперы И. Вежливцев и П. Голи-ченков, которым было присвоено звание Героя Советского Союза, не только сами успешно уничтожали фашистов, но и создали школу по подготовке метких стрелков. Только Голиченков обучил снайперскому делу 60 бойцов, ученики его уничтожили более 1000 гитлеровцев.

 

 

Начальник войск по охране тыла Ленинградского фронта генерал-лейтенант Г. А. Степанов в газете «На страже Родины» писал:

 

 

«Бойцы-пограничники и в мирное время отличались своими меткими выстрелами. Служба по охране государственной границы нашей Родины выработала в пограничниках выдержку, смелость, привычку решать и действовать самостоятельно в лесу, в туман, ночью — в любых условиях. За время Отечественной войны огневая подготовка наших бойцов еще более возросла. Меткий огонь снайперов-истребителей наносит немецким оккупантам жестокие потери».

 

 

Эти потери имели особое значение еще и потому, что снайперы создавали невыносимую обстановку для противника, буквально не давали ему сделать ни шага, что снижало стойкость и моральный дух врага.

 

 

Наряду со снайперскими командами в пограничных полках создавались группы пулеметчиков, которые направлялись на передовые позиции, где участвовали в боях в составе подразделений Красной Армии.

 

 

К началу 1943 года подготовка снайперских команд и групп пулеметчиков приобрела плановый характер. В период с 18 по 21 января 1943 года было проведено совещание командно-политического состава частей войск НКВД, на которое были приглашены руководители снайперских команд и лучшие снайперы. Совещание подвело итоги снайперского движения в войсках и наметило программу его дальнейшего развития.

 

 

С февраля 1943 года на боевую стажировку стали направляться первые группы снайперов из пограничных округов, охранявших южные и восточные границы. А в марте — апреле того же года в частях пограничных войск округов были проведены сборы снайперов, в ходе которых широко использовался опыт боевой работы, полученный на фронте.

 

 

Под Москвой, на стрельбище «Динамо» в Мытищах, был создан учебно-снайперский батальон по подготовке снайперов пограничных войск.

 

 

О высокой профессиональной подготовке пограничников красноречиво свидетельствуют боевые отзывы командиров частей и соединений. Так, в боевой характеристике на команду снайперов 86-го пограничного полка, данной командованием 144-й стрелковой дивизии в декабре 1942 года, говорится:

«Находясь вместе с бойцами Красной Армии, пограничники-снайперы показали образец высокой дисциплинированности и бдительности, подлинной боевой дружбы. Свой опыт снайперского дела они передавали бойцам, находящимся на переднем крае обороны. Мужество и снайперское умение сочеталось у каждого с чувством ненависти к немецким захватчикам, чувством подлинного советского патриотизма, высокой моральной сплоченности пограничников».

 

 

Снайперы оказывали практическую помощь и тем, что вели наблюдение за полем боя и местностью, выявляя в ней малейшие изменения, разгадывая намерения противника.

 

 

Снайперы-пограничники проявляли отменную военную хитрость и смекалку. Тщательное и продуманное наблюдение, применение различных приемов в сочетании с умением в 2–3 секунды метко выстрелить позволяли им успешно бороться с фашистскими захватчиками.

 

 

Боевая работа снайперов изобилует примерами бесстрашия и находчивости.

 

 

На одном из участков фронта, где проходили стажировку снайперы 91-го пограничного полка, вражеские пулеметчики непрерывно вели огонь по нашим подразделениям. Младший сержант Бирюков, имевший на своем счету 150 истребленных фашистов, стал выслеживать противника. В один из солнечных дней он искусно использовал карманный фонарик, который приняли за стекло стереотрубы на НП и застрочили из пулеметов. Бирюков на это и рассчитывал и своим прицельным огнем уничтожил три огневые точки противника.

 

 

Снайпер-пограничник Плетнев несколько дней охотился за вражеским снайпером, но никак не мог его обнаружить. Тогда он взял автомат, пристроил его к кусту, к спуску привязал веревку и отполз в сторону. Потянет за веревку — короткая очередь. И так несколько раз. Немецкий снайпер, замаскировавшийся на высоком дереве, выстрелил, чем и выдал себя. Плетнев двумя выстрелами снял фашиста.

 

 

Умело действовали снайперы при защите Сталинграда. Среди них отличился пограничник Анатолий Чехов. Выбрав огневую позицию на пятом этаже разрушенного дома, он обеспечил себе широкий обзор и незаметно наблюдал за местностью и противником. Устроился Чехов так, что тень от выступа стены практически весь день падала на него, и он оставался невидимым, когда все вокруг освещалось солнцем.

 

 

Меткий огонь снайпера нанес противнику значительные потери. К концу первого дня фашисты у этого дома уже не ходили, а двигались перебежками, к концу второго — стали ползать. К этому времени на счету Чехова было уже 17 гитлеровцев. Кроме того, в тот вечер автоматчики и пулеметчики врага остались без ужина. На третьи сутки всю ночь со стороны расположения противника раздавались удары лопат и кирок о мерзлую землю: фашистские солдаты рыли ходы сообщения.

 

 

Утром Чехов увидел на стене противоположного дома, где засели фашисты, маленькую, чуть заметную амбразуру. «Вражеский снайпер», — понял он и через несколько минут метко выпущенной пулей сразил его.

 

 

Воюя бок о бок с бойцами Красной Армии, пограничники-снайперы щедро передавали им свой опыт.

 

 

Несколько десятков снайперских команд направили в действующую армию закавказские пограничные округа. Только Грузинский пограничный округ подготовил 297 снайперов, которые за время пребывания на фронте уничтожили около трех тысяч гитлеровцев.

 

 

Снайперские команды участвовали в боях за Новороссийск. Вот что писал командир 318-й стрелковой дивизии 18-й армии о боевых действиях пограничников:

 

 

«Личный состав снайперской команды под руководством старшего лейтенанта Шишкина, участвуя в освобождении города Новороссийска и в дальнейших наступательных боях стрелкового полка, показал исключительную дисциплинированность, решительность, храбрость и умение уничтожать врага не только снайперским огнем, но и гранатой и штыком.
В период штурма цементного завода «Пролетарий», высоты Безымянной, а также населенного пункта снайперы всегда были впереди, вели красноармейский состав за собой, показывая умение, слаженность снайперских пар, инициативу и геройство, они учили своим примером бойцов наших подразделений храбрости и умению драться с врагом.
Только за период с 12 по 22 сентября 1943 года команда старшего лейтенанта Шишкина уничтожила и рассеяла до двух рот пехоты противника, снайперским огнем истребила 237 немецких солдат и офицеров, разгромила два дзота, подавила и уничтожила 31 огневую точку противника...»

 

 

К 1943 году снайперское движение в боевых порядках частей Западного фронта приобрело массовый характер, им было охвачено значительное количество личного состава. За 1942 год было подготовлено 1196 снайперов, дополнительно за 1943 год — еще 760. В 1942 году снайперы уничтожили 17 772 солдата и офицера противника, в 1943 году — 18 924. На счету отдельных снайперов были десятки и даже сотни истребленных фашистов. Так, только в 1942–1943 годах снайпер старшина Элькин занес на свой счет 207 врагов, старший сержант Гребенюк — 116, старший сержант Опара — 114, ефрейтор Карасев — 112, старшина Грунин — 109, старший сержант Войтенко — 108.

 

 

Сражаясь на всех фронтах, проявляя повсеместно мужество и отвагу, снайперы-пограничники день ото дня увеличивали счет уничтоженных ими фашистов. Приведу отрывок из доклада штаба войск по охране тыла Карельского фронта, в котором отмечалось:

 

 

«1. Команда снайперов 80-го погранполка в составе 13 человек под командой старшего сержанта Бубнова в январе 1944 года проходила боевую стажировку на передней линии боевых порядков 313-й Краснознаменной стрелковой дивизии. Всего за этот период стажировки снайперами команды было истреблено 73 белофинских захватчика, из которых 3 офицера. Снайпер команды Порохин, находясь на наблюдательном пункте, зафиксировал землянку, от которой в направлении дороги шла наторенная тропа, по всем признакам это был штаб. Наблюдая за землянкой в течение шести дней, Порохин никаких признаков жизни около землянки не заметил, и только на седьмой день из землянки вышел белофинский офицер, в руках которого была полевая сумка и сверток бумаги. Метким выстрелом Порохин убил офицера.

 


2. В феврале на участке 367-й стрелковой дивизии действовала команда снайперов 73-го Краснознаменного пограничного полка в составе 23 человек под командованием помощника начальника 8-й заставы лейтенанта Гурова. В результате серьезного отношения к делу и хорошей подготовки снайперами команды за период стажировки уничтожены 231 солдат противника и стереотруба. Своих потерь нет».

 

Высокое мастерство снайперов-пограничников вынуждены были признать и наши враги. В кармане убитого гитлеровского солдата было обнаружено письмо к родителям, в котором он писал: «Вчера был снова «черный день» для нашего отделения. Нас было всего 6 человек. Утром один солдат, стоявший на посту, был замечен русским снайпером и мгновенно... убит. Вечером сражен второй наш солдат. На другой день погиб Зенин, мой друг... Остались только я и командир отделения».

 

 

Нередко снайперы выполняли очень сложные боевые задачи.

 

 

В октябре 1942 года 29 снайперов под командой капитана Корчагина, наступая на высоту, где оборонялась рота противника с огневыми средствами, сумела овладеть высотой и захватить пленных. В другом случае эта же команда попала в окружение. Четыре дня командиры и бойцы находились без пищи. Отбивая яростные атаки врага, снайперы благополучно вышли из вражеского кольца, уничтожив при этом 40 солдат и офицеров противника.

 

 

Значение снайперского движения в пограничных войсках состояло, во-первых, в непосредственном участии воинов-пограничников в боевых действиях, во-вторых, в том, что прошедшие боевую стажировку и получившие фронтовую закалку бойцы и командиры, вернувшись в свои части, широко распространяли боевой опыт в подразделениях. Это сыграло положительную роль в повышении надежности охраны границы, в овладении другими воинами боевым оружием. Но главным было все-таки то, что пограничники, охранявшие границу, вносили свой вклад в дело разгрома врага. За годы Великой Отечественной войны 23 781 снайпер из восточных пограничных округов и частей охраны тыла прошел боевую стажировку в частях действующей армии. Они истребили почти 153 тысячи врагов. 4322 снайпера-пограничника награждены орденами и медалями СССР.

 

 


На форуме

Пожалуйста, сделайте папку кэша доступной для записи.

Похожие статьи

   
|
Суббота, 03. Декабрь 2016 || Designed by: LernVid.com |
Яндекс.Метрика