Первый портал пограничников
Объединение ПВ и МЧПВ
ГЛАВНАЯ  |  ФОРУМ  |  СЛЕНГ  | 

Авторизация  



Регистрация на форуме  

Загрузки на форуме  

Пожалуйста, сделайте папку кэша доступной для записи.

95-й пограничный отряд - страница 2

95-й пограничный отряд - страница 2

PDFПечатьE-mail
Оглавление
95-й пограничный отряд
страница 2
страница 3
Все страницы

Подробности боя 95-го погранотряда за луганское село Дьяково содержатся в корреспонденции ежедневной красноармейской газеты 18-й армии Южного фронта «Знамя Родины» от 28 ноября 1941 года: «…События развивались так. С 17 ноября часть Раевского методически брала сопку за сопкой, высоту за высотой. Наконец и безымянная высота перед нашими бойцами. Шквал огня и металла фашисты обрушили на наши атакующие цепи…
Ударная группа майора-орденоносца Грищука прошла через боевой порядок одной нашей части и с боем начала продвигаться по долине реки Нагольчик к сулее Дьяково. Густой кустарник по обоим берегам помогал пограничникам. Но бой был напряжённым и жестоким. Группа Грищука двигалась по узкому коридору между немецкими частями, которые закрепились на высотах по обе стороны реки и взяли её под перекрёстный огонь. Но пограничниками владело одно слово – вперёд! Бой шёл целый день и весь день они шли вперёд, только вперёд.
…В 7 часов 30 минут утра 3 ноября Грищук со своими бойцами ворвался в село и стал его очищать от немцев.
Фашисты удирали, бросая всё. Было захвачено 3 станковых пулемёта, 25 ящиков гранат, много мин, 15 тысяч патронов.
 
Но основные бои в этот день развернулись не в самом селе, а на высотах вокруг него. Дело в том, что группа Грищука зашла противнику в тыл и, когда немцы под нажимом подразделений Петрунина начали беспорядочно откатываться с высот, бойцы Грищука встретили их огнём. Удар для фашистов был настолько неожиданным, что первая их группа замахала винтовками: свои, мол, чего стреляете. Из полсотни фашистов уцелело лишь 18 человек.
 
Мимо группы Грищука за эти несколько часов пытались отступить от 25 до 50 человек. 150 было истреблено».
В боях за село Дьяково полегло немало воинов-пограничников и, в том числе, военком погранкомендатуры политрук Павел Григорьевич Юрасов (убит 23 ноября), помощник начальника штаба погранкомендатуры старший лейтенант Николай Васильевич Ермолов (убит 23 ноября), помощник начальника погранзаставы младший лейтенант Иван Егорович Ортяков (убит 23 ноября), красноармеец Николай Ильич Южбабаенко (пропал без вести 23 ноября) и многие, многие другие.

 
В Книге Памяти пограничных войск, кроме того, значатся фамилии и нескольких офицеров 95-го погранотряда, дата (и даже месяц) выбытия которых в 1941 году из списков части просто неизвестна. Это лейтенант Василий Емельнович Попов, младшие лейтенанты Василий Терентьевич Павлик, Александр Владимирович Смирнов и младший политрук Александр Семёнович Комаров.
 
На 28 ноября 1941 года, согласно архивным документам, во главе продолжавшего существовать как самостоятельная воинская часть 95-го Надворнянского пограничного отряда войск НКВД СССР стояли: подполковник Дмитрий Андреевич Арефьев – начальник; батальонный комиссар Афанасий Михайлович Карпов – военный комиссар; капитан Алексей Александрович Халевин – начальник штаба.
 
Как надо полагать, в самом конце ноября-первых числах декабря сорок первого остатки 95-го погранотряда наконец-то были влиты в воинскую часть, которая уже, как минимум, месяц являлась… его правопреемником, - 95-й пограничный полк особого назначения войск НКВД СССР Управления охраны войскового тыла Южного фронта.
Данный полк, уточним, был сформирован к 1 ноября 1941 года в станице Глубокая Ростовской области на основании постановления Военного Совета Южного фронта, изданным в свою очередь во исполнение уже неоднократно озвученного выше приказа НКВД СССР от 25 сентября 1941 года.
 
Базой для создания этой новой в/ч послужили военнослужащие не только самого 95-го погранотряда, но и других подлежащих расформированию на основании всё того же приказа НКВД СССР от 25 сентября 1941 года частей войск НКВД СССР - 43-го резервного пограничного, 21-го Ямпольского кавалерийского и 157-го стрелкового полков, 2-й, 3-й, 4-й и 5-й отдельных пограничных комендатур, а также 3-й погранкомендатуры 2-го Каларашского пограничного отряда.
 
Кстати, в составе 3-й погранкомендатуры 2-го Каларашского пограничного отряда войск НКВД СССР в ряды 95-го погранполка влился осенью сорок первого и замполитрука Василий Ильич Утин (17.12.1918-10.12.1941) - будущий прославленный в отечественных войсках правопорядка Герой Советского Союза.
Организационно новая часть включала в себя три мотострелковых батальона, четыре (три сабельных и пулемётный) кавалеристских эскадрона (но не сведённых в кавдивизион), бронетанковую роту, миномётную роту (шесть 82-мм миномётов образца 1937 года), роту автоматчиков, две артиллерийские батареи - полковую на конной тяге (шесть 76-мм пушек образца 1927 года) и противотанковую на автомобильной тяге (четыре 45-мм пушки образца 1937 года), а также подразделения боевого обеспечения и тыла.
 
Командиром полка был назначен майор-орденоносец Сергей Максимович Фадеев (впоследствии – крупный военачальник внутренних войск, генерал-майор), военным комиссаром – депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва батальонный комиссар Арчил Семёнович Майсурадзе (впоследствии – высокопоставленный советский политработник, полковник, в частности, был военком Отдельной мотострелковой бригады особого назначения войск НКВД СССР [см. – Отдельный отряд особого назначения НКГБ СССР] и начальником политотдела сформированной войсками НКВД СССР для Красной Армии 140-й стрелковой дивизии; в отставку был уволен из аппарата Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота ЦК КПСС), заместителем командира по строевой части – майор Степан Елисеевич Капустин (впоследствии – прославленный военачальник пограничных и внутренних войск, полковник), начальником штаба – майор Николай Павлович Строителев (впоследствии – на ответственных постах в Главном управлении войск НКВД СССР по охране тыл действующей армии, полковник).
 
Что же касается командования бывшего 95-го погранотряда, то его представители из числа первых лиц в декабре сорок первого убыли к новым местам службы. Так, в частности, подполковник Дмитрий Андреевич Арефьев получил назначение на должность начальника штаба Управления пограничных войск НКВД Приморского округа. Впоследствии он, в том числе и в течение всего хода советско-японской войны, возглавлял штаб Управления войск НКВД СССР по охране тыла действующей Красной Армии на Дальнем Востоке.
Батальонный комиссар Афанасий Михайлович Карпов продолжил бить ненавистного врага, но уже в качестве военкома 282-го стрелкового полка 10-й стрелковой (впоследствии – Сталинградская ордена Ленина) дивизии войск НКВД СССР. Он погиб смертью героя 29 августа 1941 года в ходе героической обороны Сталинградского тракторного завода: когда контратака одного из стрелковых батальонов было остановлена плотным пулемётным огнём, батальонный комиссар А.М. Карпов, бросился на противника во главе танкового экипажа. Танк, в котором он находился, смял гусеницами проутюжил вражеские пулемётные гнёзда, в результате чего залёгший было батальон поднялся в штыковую. Фашисты позорно бежали. Однако сам герой-военком из боя не вернулся – борт танка разворотил вражеский снаряд.
 
После Победы благодарные потомки присвоили имя батальонного комиссара А.М. Карпова одной из улиц Тракторозаводского района города-Героя Волгограда.
Но вернёмся к 95-му погранполку. 17 ноября 1941 года, согласно приказу командующего Южным фронтом, он приступил к выполнению боевой задачи, связанной с охраной войскового тыла 12-й армии в окрестностях Луганска. Однако уже 25 ноября, выполняя новый приказ командующего фронтом, совершил марш в район донецкого города Дебальцево, чтобы сражаться здесь на правах пехоты: 5 декабря 1941-13 февраля 1942 гг. – в оперативном подчинении 74-й стрелковой Таманской дивизии 12-й армии, а с 13 февраля по 23 марта 1942 года – как самостоятельная в/ч армейского подчинения.
 
5 декабря 1941 года полк закрепился на рубеже Кондратьевский рудник – Софьино-Раевка – Ольховатка (искл.), который, говоря языком архивного документа, внешне напоминал «как бы отрезок окружности, в центре которой находился населённый пункт». А уже на рассвете следующего дня пограничникам выпало принять боевое крещение: в решительное наступление на данном направлении перешла свежая пехотная дивизия врага – 52-я итальянская «Торино».
 
Основной удар тогда пришёлся на правый фланг нашей обороны: в 16.00 со стороны города Орджоникидзе (ныне – Енакиево) до двух батальонов вражеской пехоты обрушилось на 3-ю мотострелковую роту старшего лейтенант Стриженкова, выполнявшую роль боевого охранения на высоте 274,6. Подразделение несло потери, при этом один из его взводов очень скоро оказался отрезанным от своих. Однако паники в рядах попавших в окружение не было никакой. Заняв круговую оборону, они упорно продолжали сражаться и в итоге победили: сковав у своих позиций основные силы атакующих, они, тем самым, позволили своему батальону перегруппироваться для нанесения неожиданного контрудара, который возглавил лично комбат капитан Михаил Васильевич Курбатов. В итоге уцелевшие итальянцы к 18.00 были отброшены далеко назад.
 
Всего 3-й мотострелковой ротой в этот день было истреблено до 90 итальянцев.
Свой яростный натиск противник неустанно продолжал наращивать и во все последующие дни. При этом он неизменно имел тройной, а порой и пятикратный перевес в силах и огневой мощи. Так, он, не раз бросал в бой танки и штурмовую авиацию, но всё безуспешно, ибо подчинённые майора С.М. Фадеева и батальонного комиссара А.С. Майсурадзе стояли насмерть и не сделали ни шагу назад. Всякая очередная отчаянная попытка прорвать линию обороны советского пограничного полка тут же оборачивалась для итальянцев новыми непомерно высокими потерями в собственных живой силе и технике. Достаточно сказать, что только в течение первых пяти дней сражения и только уже упоминавшемся выше мотострелковым батальоном капитана Михаила Васильевича Курбатова было истреблено около пятисот вражеских солдат и офицеров.
 
Вот как в те дни описала боевые действия этого батальона фронтовая газета «Во славу Родины»: «Был получен приказ оборонять посёлок. Семь дней с утра и до вечера шёл непрерывный бой. За день подразделение Курбатова выдерживало и отражало от 5 до 16 атак противника. Вражескими трупами была усеяна земля, но противник упорствовал. И в эти дни особенно ярко выявились воля, мужество, неустрашимость командира. Маленькая фигура капитана мелькала то тут, то там, то в одном подразделении, то в другом. Он появлялся там, где это больше всего было нужно. Однажды, во время жаркого боя, когда уже, казалось, подразделение не выдержит натиска врага, бойцы вдруг услышали голос любимого командира батальона: «Друзья, за мной!». Капитан Курбатов первым бросился в контратаку, за ним поднялись и бойцы. Воины обрушились на врага с такой силой, что не только отбили атаку, но и отбросили противника далеко назад».
 
Впоследствии капитан Михаил Васильевич Курбатов за эти бои будет заслуженно удостоен высшей государственной награды СССР – ордена Ленина.
Ни разу не дрогнула в бою и 1-я мотострелковая рота старшего лейтенанта Семёна Спиридоновича Яганова. Так, только в течение первых трёх дней завязавшегося сражения данное подразделение отразило пятнадцать атак, предпринятых против неё итальянцами силами сразу двух пехотных батальонов и поддержанных огнём артиллерийской и миномётной батарей.
 
«Яганов всё время находился на передовой линии и неоднократно водил роту в атаку на врага. Будучи дважды ранен, т. Яганов продолжал руководить боем. За 5 дней боёв рота т. Яганова истребила 50 фашистов, до 200 чел. противник потерял ранеными», - гласит письменный доклад руководства Управления охраны войскового тыла Южного фронта, а эти строки уже из письменного донесения комиссара полка батальонного комиссара А.С. Майсурадзе: «Одной из наших рот командовал ст. лейтенант Яганов, ныне награждённый орденом Красного Знамени. До войны его знали как скромного, неприметного человека. Но в боях этот большевик проявил большие воинские способности. В течение двух суток его рота, находившаяся в боевом охранении, выдерживала всю тяжесть вражеского удара. Три ранения не смогли сломить воли. Его выдержка вдохновляла роту».
 
Труднооценима роль, которую сыграли в тех жестоких боях и политработники. Назовём лишь немногих, чьи фамилии до нас донесли немногословные архивные документы: военком полка батальонный комиссар А.С. Майсурадзе, военком 1-го мотострелкового батальона политрук Ларченко, военком 2-го мотострелкового батальона старший политрук Г.И. Исаев, политрук 3-й мотострелковой роты политрук И.П. Скирда. Так, «т. Майсурадзе и другие политработники во время боя непрерывно находились на передовой линии, организовывали партийно-политическую работу и личным примером увлекали бойцов на боевые подвиги». А военкомы батальонов тт. Ларченко (соцданные неизвестны) и 40-летний уроженец Башкирии Георгий Илларионович Исаев «во время Дебальцевской операции… всё время находились в передовых рядах, непосредственно руководили боем, личным примером воодушевляли бойцов на героические подвиги. В этом бою пал смертью храбрых ст. политрук т. Исаев».
В этом же архивном документе отмечены и заслуги политрука Ивана Павловича Скирды: «Рота неоднократно ходила в атаку и всегда впереди всех шёл политрук т. Скирда. Когда был убит командир роты, политрук т. Скирда взял на себя командование ротой и обеспечил выполнение боевого приказа».
 
Согласно Книге Памяти пограничных войск, находясь в передних цепях подчинённых, не кланялся пулям и 9 декабря погиб на боевом посту политический руководитель одной из мотострелковых рот младший политрук Василий Терентьевич Гузнов.
Однако яростно рвущихся вперёд итальянцев полк сдерживал не только огнём с места, но и решительными контратаками. Так, в частности, было и 10 декабря, в ходе легендарного штурма несколькими часами раньше захваченной итальянцами высоты 130,0.
 
Приказ комдива-74 гласил: эту самую высоту 130.0, как объект, представляющий для нас стратегический интерес, отбить во что бы то ни стало, причём сегодня же, ещё до исхода суток.
Понимая, что лобовой удар неминуемо обернётся неоправданно высокими потерями в рядах атакующих, командование полка отдало предпочтение фланговым ударам. Их одновременно - слева и справа - предстояло нанести двум спешенным сабельным эскадронам. При этом один из эскадронов возглавил лично майор С.М. Фадеев, комполка, а другой, усиленный взводом автоматчиков, - батальонный комиссар А.С. Майсурадзе, военком части.
 
Скрытность же выдвижения обходных отрядов на рубеж атаки удалось обеспечить за счёт активных действий с фронта и полуфлангов мелких групп автоматчиков и пулемётных расчётов.
Этот смелый замысел полностью оправдался – уже в сумерках высота вновь оказалась в наших руках.
Именно в этом бою совершил свой бессмертный подвиг автоматчик 1-й мотострелковой роты замполитрука В.И. Утин: в критическую минуту, невзирая на страшную боль (снарядом оторвало правую руку), поднял разрозненные огневые группы автоматчиков в атаку, чем помог обходным отрядам нанести по врагу максимально сильный удар с флангов. Отважный воин был сражён вражеской очередью уже на вершине, за несколько минут до полного разгрома окопавшихся здесь итальянцев…
 
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1942 года замполитрука Василий Ильич Утин был посмертно удостоен Золотой Звезды Героя.
В послевоенный период Имя Героя Советского Союза замполитрука В.И. Утина было присвоено:
- на основании постановления Совета Министров РСФСР № 599-72 от 20 мая 1964 года - пограничной заставе 95-го пограничного ордена Ленина и Красной Звезды отряда, дислоцирующейся в городе Багратионовске Калининградской области;
- на основании решения Багратионовского районного Совета депутатов трудящихся № 183 от 15 сентября 1967 года - одной из улиц Багратионовска;
- Бугабашевской школе Бакалинского района Башкирии, в которой он когда учился и в стенах которой до призыва в армию работал сельским учителем.
 
На пограничной заставе, носящей имя Героя, в 15.00 28 мая 1968 года был торжественно открыт его бронзовый бюст. Бюст Героя установлен и на территории Озёрского учебного центра 23-го пограничного дважды Краснознамённого отряда современного Краснознамённого пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.
 
Кроме того, как секретарь ротной комсомольской организации, проявивший мужество и отвагу в годы Великой Отечественной войны, замполитрука В.И. Утин посмертно удостоен Почётной грамоты ЦК ВЛКСМ, одновременно его имя было внесено в Книгу Почёта ЦК ВЛКСМ.
Как и замполитрука В.И. Утин героически действовал в бою по штурму высоты 130,0 и здесь же погиб и другой представитель 1-й мотострелковой роты - помощник командира взвода старший сержант Владимир Андреевич Абрамичёв.
 
Орденом Красного Знамени Родиной был отмечен подвиг командира отделения старшего сержанта Макаренко: в ходе оборонительных боёв у посёлка Чернухино Перевальского района Луганской области он, заменив собой выбывшего из строя взводного, четырежды под плотным огнём противника поднимал подчинённых в контратаки.
Яркой строкой в летопись девяносто пятого пограничного вошла и дата 12 декабря 1941 года - в этот день всю свою боевую мощь впервые продемонстрировала полковая конница. Дело случилось на правом фланге нашей обороны, когда враг силами двух батальонов захватили разъезд, обозначенный в архивных документах как разъезд «Б.».
 
Правильно оценив доклады разведчиков, командир полка бросил в бой два сабельных эскадрона.
Как сказано в одном из докладных документов, составленных лично военкомом полка батальонным комиссаром А.С. Майсурадзе, «это была классическая кавалерийская атака - быстрая, короткая и истребительная. Двести двадцать врагов полегли в этой схватке.
«Рубят - дай бог им здоровья!», - говорил про своих сабельников командир одного из эскадронов лейтенант Хитрин, сам лихой кавалерист.
 
Противник был выбит из разъезда и отогнан на 3-4 км. Конная атака настолько деморализовала фашистов, что, заняв оборону, они просидели около недели не шелохнувшись. Так была ликвидирована попытка обходного движения врага».
 
К сожалению, в этом жарком, но победном для «зелёных фуражек» бою не обошлось без потерь и с нашей стороны: полегло около взвода кавалеристов и в их числе – 30-летний уроженец Новосибирской области, кавалер ордена Красного Знамени лейтенант Семён Захарович Хитрин. Среди комсостава также погибли командиры кавалерийских взводов лейтенант Василий Васильевич Корягин и старшина Александр Иванович Сгибнев (Згибнев).
Активной нашу оборону у Дебальцева делала и широко применяемая командованием полка тактика ночных вылазок. А первая из них была осуществлена в ночь с 9 на 10 декабря: усиленный взводом разведчиков и кавэскадроном 1-й мотострелковый батальон под общим командованием военкома полка батальонного комиссара А.С. Майсурадзе совершил внезапный налёт на итальянцев и в ходе трёхчасового боя отбил у них захваченное накануне днём село Софьино-Раевка Енакиевского горсовета Донецкой области и северо-западную окраину села Еленовка. С нашей стороны потери оказались минимальными, а вот зато противник потерял свыше трёхсот человек убитыми, при этом особенно много вражеских трупов было потом обнаружено в полосе наступления взвода автоматчиков старшины Зубкова.
 
Специально оговоримся, что в ходе именно этой ночной вылазки впервые ярко отличился будущий Герой Советского Союза (посмертно) замполитрука В.И. Утин: в сумерках, ещё за несколько часов до начала атаки 1-го батальона, составе разведгруппы проник на окраину села Софьино-Раевка, где затем в одиночку незаметно подобрался к большому двухэтажному дому, занятому взводом противника под казарму, и метнул в окно гранату. Когда уцелевшие после взрыва фашисты в нижнем белье начали в панике выбегать во двор, из положения «лёжа» меткими короткими очередями из табельного ППД уничтожил не менее десяти из них.
Однако вскоре в диске закончились патроны, что позволило итальянскому офицеру, находившемуся в одной из ближайших к месту боя хат, выскочить наружу и с шашкой наголо броситься к советскому автоматчику: «Рус, сдавайся!». Однако едва тот приблизился, замполитрука В.И. Утин изловчился и неожиданным ударом приклада размозжил нападавшему голову. Затем, быстро перезарядив автомат, открыл по кинжальный огонь по другим пытавшимся окружить его плотным кольцом фашистам.
 
Когда, отстреливаясь от погони, отходил к своим, заметил в попавшемся на пути овине пулемётное гнездо. Оно контролировало огнём одну из центральных улиц, по которой вскоре предстояло наступать воинам 95-го погранполка. Незаметно подобравшись со стороны огородов, ударил в упор из автомата. В результате один из пулемётчиков был убит на месте, а второй, в чине старшего унтер-офицера, захвачен им в плен.
И ещё один факт: ближе к вечеру 10 декабря в оперативный тыл итальянцев была направлена диверсионная группа в составе четырёх автоматчиков и двух снайперов. Она вступила в схватку сразу после того, когда уцелевшие итальянцы, не выдержав фланговых ударов, начали беспорядочный отход с высоты 130,0: кинжальным огнём окончательно захлопнула ловушку.
В первых числах декабря в ходе боёв у Дебальцево в состав полка на правах воспитанника был принят 10-летний мальчишка-беспризорник Григорий Александрович Козюберда.

 
В первых числах декабря в ходе боёв у Дебальцево в состав полка на правах воспитанника был принят 10-летний мальчишка-беспризорник Григорий Александрович Козюберда. Местом его службы стал полковой красноармейский клуб, поскольку Гриша оказался талантливым баянистом.
Приблизительно в ночь с 13 на 14 декабря 1941 года девяносто пятый пограничный был выведен на отдых во второй эшелон. Приказом по 74-й стрелковой Таманской дивизии всему личному составу полка за успешные бои против перешедшей в наступление итальянской 52-й пехотной дивизии была объявлена благодарность. Мотивация - «95-й пограничный полк на протяжении восьми дней, несмотря на бешеный нажим превосходящих сил врага, держал рубежи обороны».
 
Однако отдых оказался недолгим. Уже 16 декабря на основании приказа комдива-74 полковника Фёдора Екимовича Шевердина 95-й пограничный полк особого назначения войск НКВД СССР совместно со 109-м и 360-м стрелковыми полками всё той же 74-й стрелковой Таманской дивизии, а также подразделениями 71-й бригады войск НКВД СССР по охране особо важных предприятий промышленности участвует в операции по штурму города Дебальцево, при этом главный удар – по центру вражеской обороны – наносили именно пограничники.
Наступление началось в 17.00. Ему предшествовала тщательная рекогносцировка местности и детальная проработка всего комплекса вопросов, связанных с организацией взаимодействия между подразделениями, в том числе и путём широкого применения на поле боя (но, однако, не ниже уровня штабов батальонов) радиосвязи. Всерьёз позаботилось командование полка и о мобильности пунктов боепитания - чтобы те ни на шаг не отставали от атакующих цепей пехоты.
 
Всё это окупилось сторицей. В частности, благодаря скрытному выдвижению полка, боевое охранение противника обнаружила наши наступающие батальоны на предельно короткой дистанции – всего лишь в каких-то двухстах пятидесяти метрах от переднего края, поэтому мало-мальски оказать серьёзного сопротивления уже не могло: было смято и уничтожено «зелёными фуражками» в считанные минуты.
Изрядно досталось тогда фашистам и на их основных узлах обороны: 2-й и 3-й мотострелковые батальоны с ходу ворвались на южную окраину Дебальцево и, несмотря на спустившиеся на землю ночные сумерки, завязали уличные бои. В частности, благодаря тому, что заранее и правильно были выбраны объекты для ночных атак и так же заранее сформированы одиннадцать штурмовых групп, удалось достаточно быстро и с минимумом потерь подавить здесь все наиболее крупные очаги сопротивления.
 
Успех наступавших с фланга батальонов скоро подкрепил своими усилиями и 1-й мотострелковый батальон. Он, наступая уступом, планомерно выдавил противника с хорошо укреплённых позиций, возведённых в самом центре вражеской обороны. К ночи он достиг западной окраины, где соединился с одним из двух других батальонов. Таким образом, значительная часть города оказалась в руках пограничников.
В ходе уличных боёв в Дебальцево полком впервые была применена и тактика зачистки уже занятых кварталов. Только в ночь с 16 на 17 декабря таким образом было выявлено и уничтожено около сотни прятавшихся по подвалам и чердакам фашистов.
 
Ярко отличились в ходе уличных боёв и радисты, приданные штабам мотострелковых батальонов: благодаря их бесперебойной работе, командование полка имело возможность немедленно и адекватно реагировать на все внезапные изменения в боевой обстановке и особенно, когда противник предпринимал попытки нанесения фланговых и обходных ударов. В частности, майором С.М. Фадеевым и его заместителями на такие участки немедленно направлялись подразделения, составлявшие резерв, что в свою очередь позволяла комбатам целиком концентрироваться только на наступательных действиях своих подчинённых вглубь города.
К сожалению, враг превосходил и числом, и огневой мощью. Поэтому к утру дальнейшее наступление застопорилось и в течение последующих двух с небольших суток полк оказался втянутым в тяжёлые уличные бои против превосходящих сил противника.
 
Архивные документы донесли до нас несколько эпизодов того яростного сражения. Так, одиннадцать советских автоматчиков во главе с красноармейцем Стажёровым блокировали просочившуюся дворами в тыл полка отборную группу вражеских автоматчиков численностью где-то до полуроты. Жестокий огневой поединок затянулся на несколько часов и завершился полным разгромом противника. Ну, а в качестве доказательства своей победы в неравной схватке советские бойцы сняли с трупов уничтоженных ими фашистов и доставили в штаб полка тридцать четыре (!) единицы такой крайне почётной награды у головорезов из вермахта, как железный крест! За это боевое отличие красноармеец Стажёров впоследствии был удостоен ордена Красного Знамени.
 
В очередной раз всю мощь своего таланта военачальника продемонстрировал герой первых приграничных боёв июня 1941 года в Молдавии (за это носил на груди орден Красного Знамени) комбат-3 капитан Антон Антонович Валькевич: в ходе ночного боя с 16 на 17 декабря лично руководил действиями всех уже выше озвученных одиннадцати штурмовых групп. А в последний день сражения, прикрывая отход полка, во главе одной из рот совершил обходной манёвр и нанёс неожиданный удар в тыл фашистов, чем принудил их к позорному бегству. По окончанию Дебальцевской наступательной операции капитан А.А. Валькевич будет награждён вторым орденом Красного Знамени.
 
Во главе штурмовой группы из восемнадцати автоматчиков умело и бесстрашно истреблял ненавистных оккупантов на улицах Дебальцево секретарь президиума ВЛКСМ одной из рот старшина Алехнович. Как сказано в тексте архивного документа, «сам Алехнович проявил неистощимую изобретательность в овладении отдельными домами, распределяя силы искусно, так чтобы меньшая часть отвлекала на себя основной огонь немцев, а в это время остальные бойцы проникли в расположение врага и уничтожили его».
Трижды с боев прорывался в глубину обороны фашистов, а затем всякий раз невредимым возвращался к своим младший командир Лаптев, при этом в последний раз он вернулся, ведя под узды коня, запряжённого в сани. Груз - «целый воз важных фашистских документов».
 
Со снайперской меткостью разили врага на улицах и в переулках Дебальцево пулемётчик роты автоматчиков красноармеец Парфентьев и автоматчик красноармеец Усатов. Первый «уничтожая врагов огнём своего пулемёта, он дал возможность удержать половину села Ю., в другой половине которого находилось свыше батальона немцев», а второй – «своим грозным автоматом уничтожил 17 гитлеровцев и спас жизнь многим своим соратникам, облегчив выход батальона из боя».
 
Красноармеец Гусев, связист по воинской специальности, «бесстрашно исправлял под огнём частые повреждения телефонной линии и обеспечивал на своём участке бесперебойную связь».
Не жалея себя, причём даже вопреки просьбе комиссара пока А.С. Майсурадзе, под свинцовым ливнем автоматов и крупнокалиберных пулемётов врага спасала на поле боя раненных бойцов восемнадцатилетняя медицинская сестра Екатерина Севастьяновна Доброван. За этот подвиг бесстрашная девушка-воин чуть позже будет удостоена медали «За отвагу».
 
В публикациях журнала войск НКВД СССР «Пограничник» № 9 за май 1942 года удалось отыскать и свидетельства боевой отваги командира полка майора С.М. Фадеева и его заместителя по строевой части майора С.Е. Капустина. Так, «майор Фадеев - смелый, решительный военачальник, сохранявший спокойствие и прозорливость в самых тяжёлых условиях боя. Умелый и инициативный командир, он по заслугам носит два боевых ордена». И – «майор Капустин, награждённый орденом Красной Звезды, отличается теми же прекрасными качествами. Когда обстановка становилась исключительно сложной, он с неизменным искусством и хладнокровием находил выход из создавшегося положения».
 
Выйдя 19 декабря 1941 года из боя и закрепившись на рубеже: село Вергелевка - посёлок Октябрьский, - девяносто пятый пограничный немного отдохнул и привёл себя в порядок. После чего в 9.00 22 декабря 1941 года повторно осуществил штурм Дебальцево. На сей раз удар, нанесённый им по врагу, был более сокрушительным – к 15.00 того же дня город был освобождён. Враг потерял тогда трёхсот человек убитыми, двадцать два орудия, несколько миномётов, свыше десяти тысяч мин. Кроме того, пограничниками здесь оказался разгромленным штаб 117-го пехотного полка вермахта, при этом знамя и почти вся секретная документация последнего досталась им на правах особоважного трофея.
 
Как было сказано в тексте приказа командования 74-й стрелковой Таманской дивизии от 13 февраля 1942 года, «в операции 22 декабря 1941 г. по взятию Дебальцево 95-й пограничный полк сыграл решающую роль, личный состав полка во главе с командиром майором Фадеевым и военкомом батальонным комиссаром Майсурадзе самоотверженно и блестяще выполнил свою задачу, в течение двух-трёх часов город был очищен от немцев в полосе наступления полка, в течение трёх дней и четырёх ночей полк удерживал город, ведя непрерывные бои, и только после неоднократных атак превосходящими силами противника по приказу штадива 95-й полк вышел из окружения на прежний рубеж».
 
Один из героев второго штурма Дебальцево – младший лейтенант Зубков: 24 декабря возглавляемая им группа автоматчиков ликвидировала в городе пять очагов вражеского сопротивления, при этом руководить действиями подчинённых офицер продолжал даже после того, как получил серьёзное ранение. В расположение медсанбата он был эвакуирован только после второго ранения.
 
К сожалению, командование 74-й стрелковой Таманской дивизии не имело никакой возможности поддержать успех пограничников и последним, начиная с 23 декабря, выпало в одиночку, малыми силами обороняться на широком фронте против яростно атакующей пехоты врага. Уже к исходу тех же суток 23 декабря значительная часть городских предместий уже находилась в руках противника.
 
Спасая полк от полного окружения, комдив-74 полковник Ф.Е. Шевердин к исходу 25 декабря был вынужден отдать ему приказ об оставлении Дебальцево и отходе на прежний рубеж обороны – расположенную южнее посёлка Толстовка высоту 326,6 (участок – «село Вергелевка - посёлок Октябрьский»).
 
В боях 22-25 декабря 1941 года по взятию и обороне Дебальцево сложили свои головы многие воины полка и, в том числе: капитан Ковальчук (убит 24 декабря; должность неизвестна); старший военфельдшер П.Н. Белов (пропал без вести 25 декабря), командиры рот старшие лейтенанты Н.Ф. Бедяев (пропал без вести 24 декабря) и Д.И. Жигалов (пропал без вести 23 декабря); политические руководители подразделений политруки И.Г. Аношин (убит по одним данным 23, а по другим – 24 декабря) и В.Е. Дорофеев (скончался от ран 23 декабря в г. Луганске, в стенах 217-го военного госпиталя); заместитель командира роты младший лейтенант С.Д. Кулагин (убит 24 декабря); командиры взводов старший лейтенант Н.Ф. Беляев и лейтенант Ф.З. Зарубенко (оба пропали без вести 24 декабря), младшие лейтенант А.П. Жадан (пропал без вести 24 декабря) и Г.П. Пашенко (убит 22 декабря), старший сержант Ф.И. Пустовайтов (пропал без вести 24 декабря); старшина мотострелковой роты старшина Ф.В. Денисенко (убит 25 декабря).
 
За героизм и мужество, проявленные в боях за Донбасс, 110 военнослужащих 95-го погранполка были удостоены государственных наград, а один (речь о замполитруке В.И. Утине) – Золотой Звезды Героя.
Боевые действия в районе Дебальцево полк вёл вплоть до 23 марта 1942 года, нанеся при этом противнику огромный урон в живой силе. Так, по неполным данным, полк тогда вывел из строя 4366 фашистов, в том числе 2945 в качестве безвозвратных потерь, а семерых пленил. Безвозвратные потери в рядах самих пограничников после Дебальцевской наступательной операции были уже сравнительно небольшими. Например, только в рядах среднего комначсостава, согласно Книге Памяти пограничных войск, сложило свои головы всего лишь на всего двое офицеров: 2 января пропал без вести начальник клуба полка воентехник 2 ранга Иван Петрович Рувинский, а 31 января был убит старший лейтенант Василий Иванович Шувалов (должность неизвестна).
 
В январе 1942 года 95-й погранполк лишился статуса «полка особого назначения». Дело в том, что прежняя организационная структура в силу своей громоздкости не прошла испытаний боевой обстановкой, а потому потребовала оперативного реформирования в сторону уменьшения количества боевых подразделений.
Новое штатное расписание оказалось более удачным, поскольку практически не изменялось потом вплоть до вывода полка из состава войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии: три стрелковых батальона по пять линейных застав и одной резервной в каждой плюс собственный в каждом из них контрразведывательный аппарат (всего в батальоне - 370 штыков), манёвренная группа (148 человек), противотанковый взвод (два 45-мм орудия), а также подразделения боевого обеспечения и тыла: всего - 1396 человек личного состава по штату.
1 марта 1942 года 95-й погранполк сдал занимаемый участок обороны пехотным частям и сосредоточился в оперативном тылу Южного фронта. «Полк был выведен из боя на переформирование и все подразделения стянули в район посёлка Чернухино, а затем передислоцировали в Ворошиловград. – указал в своих послевоенных воспоминаниях бывший начштаба 95-го погранполка полковник в отставке Николай Петрович Строителев. –Пробыли мы там несколько дней. По сути, не успели, как следует оглядеться, а тут директива ГКО перебросить нас в город Керчь для охраны тыла Крымского фронта».
 
29 марта 1942 года, совершив марш по маршруту: посёлок Чернухино (Луганская область) – город Азов (Ростовская область) – город Ейск (Краснодарский край) – город Керчь (Крымская АССР), - 95-й погранполк в количестве 1282 штыков прибыл в распоряжение руководства Управления войск НКВД СССР по охране тыла Крымского фронта.
Полученная на новом месте задача: 1-му стрелковому батальону обеспечивать безопасность войскового тыла 44-й, 2-му – 47-й и 3-му – 51-й армий. Место дислокации штаба полка – город Керчь.
Первым в бой с перешедшими в 6.00 8 мая 1942 года в решительное наступление войсками противника выпало вступить 1-му батальону: вечером 8 мая в районе населённого пункта Сейтджеут, оказавшись впереди боевых порядков 44-й армии, его бойцы дали отпор немецким автоматчикам, а затем вместе с частями Красной Армии прочно обороняли занимаемый рубеж: до вечера 10 мая – участок «Чалтемир – Сырылар», а до исхода 16 мая – район, прилегающий к населённому пункту Баксы.
 
Как следует из докладной записки заместителя наркома внутренних дел СССР генерала А.Н. Аполлонова от июня 1942 года, «в последующие дни с развитием наступления противника части [речь идёт о 26-м и 95-м погранполках] занимали новые рубежи по плану… А, начиная с 14 мая, были втянуты в тяжёлые оборонительные бои с основными силами противника».
2-й батальон принял боевое крещение около 13.00 15 мая у высоты 154,4: отразил атаку 30 немецких танков. Однако уже к вечеру, когда 4-я и 5-я погранзаставы почти полностью погибли под гусеницами двадцати прорвавшихся с третьей попытки на их позиции немецких танков, был вынужден отойти в сторону Керченского пролива.
 
3-й батальон принял первый для себя на крымской земле бой ближе к вечеру 13 мая у пристани Дуранте.
«В боях за Керчь 95-й пограничный полк (без 3-го батальона) уничтожил в общей сложности десять немецких танков, бронемашину, два тягача, девять автомашин, истребил более 450 гитлеровцев», - это данные привёл в своём военно-историческом очёрке «Легендарная оборона», опубликованном в книге «На страже советского государства» (М., 1975, с.108), ветеран внутренних и пограничных войск, бывший заместитель министра внутренних дел Эстонской ССР полковник в отставке В.Ф. Шевченко.
 
А это уже данные из архивного документа фронтовой поры – Доклада начальника войск НКВД СССР по охране тыла Северо-Кавказского фронта генерал-майора Н.С. Киселёва в политотдел войск НКВД СССР от 6 июня 1942 года: «Все полки войск НКВД, а в особенности 26 полк НКВД, 26 Краснознамённый погранполк, 95 погранполк, а также 276 полк НКВД дрались и вели себя хорошо…
Задачи, которые возлагались на войска НКВД высшим командованием, были выполнены с честью.
Части НКВД, в течение продолжительного времени ведя ожесточённые бои, не только сдерживали противника, но и наносили ему чувствительный урон в технике и истреблении живой силы его.
Так, за период с 8.5 по 19.5 войсками НКВД на Керченском полуострове нанесены противнику следующие потери: …95 пп: сбито самолётов – 8; подбито и сожжено танков – 12; уничтожено бронемашин - 1, тягачей - 2, пехоты – 770…».
 
«Утром 14 мая 1941 года, - указывает в рукописи своих воспоминаний бывший начштаба 95-го погранполка полковник в отставке Н.П. Строителев, - штаб и службы полка отошли в район завода им. Войкова, а миномётная рота - на высоту, что севернее завода… Днём перед фронтом миномётной роты появились лёгкие танки противника. Миномётчики немедленно открыли огонь. И всё же несколько танков ворвались на позиции роты и стали давить огневые точки миномётчиков. Командир полка Фадеев и я находились в это время на КП полка и всю эту картину видели своими глазами.
 
…Однако ни один миномётчик не покинул поля боя. Положение критическое. Но тут на наше счастье появилась «катюша», которая следовала в сторону Керченского пролива… Танки сгорели в этом огненном смерче, как солома…
Обстановка накалялась. К 15 мая мы уже не имели никаких соседей – остались в одиночестве. Связь со штабами фронта и наших войск отсутствовала. Да и место расположение этих штабов мы не знали. Командование 95-го полка приняло решение отойти к проливу и попытаться с оставшимися подразделениями переправиться на Большую землю. Сборным пунктом был назначен район маяка Эникам.
 
Вместе с начальником связи полка да ещё со своим ординарцем, шофёром и работником службы снабжения я остался на КП, чтобы уничтожить архивные и другие документы полка, а также имущество, которое невозможно было эвакуировать. Всё бы хорошо, но при следовании к проливу я был тяжело ранен и к маяку Эникам прибыл, когда никого из нашего полка уже не было. Но именно в этот критический момент произошла моя встреча с заместителем наркома внутренних дел Серовым. Позднее я узнал, что командование полка, политотдел, все службы и некоторые подразделения, достигнув маяка, сразу погрузились на прибывший в то время катер. Перебравшись на кубанскую землю, они в тот же день прибыли в Темрюк. Подразделения, не успевшие перебраться с первой группой, переправлялись в последующие дни на случайных судах, а то и просто на чём придётся. Скажем, командир 1-го батальона Курбатов добрался туда на телеге».
 
При эвакуации остатков полка через Керченский пролив на Кубань героический поступок, во многом равный подвигу, совершили военный водитель Фёдор Виташенков и трое солдат-пограничников, чьи фамилии остались неизвестными: они, выполняя приказ командира автотранспортного взвода старшего лейтенанта П.А. Чипахина (впоследствии – начальник автослужбы 95-го Правдинского пограничного ордена Ленина погранотряда Управления пограничных войск МВД-МГБ Литовского округа, майор), спасли секретную документацию политотдела полка, переправив её под вражеским обстрелом на кубанский берег в легковом автомобиле, предварительно установленном на плот, который в свою очередь собственноручно построили из найденных на берегу бревён и четырёх пустых бочек.
 
По данным командования войск НКВД СССР по охране тыла Крымского фронта, безвозвратные потери 95-го пограничного полка войск НКВД СССР в ходе постигшего Крымский фронт разгрома составили на 23 мая 1942 года убитыми и пропавшими без вести 877 человек. В частности, в этих скорбных списках среди прочих значатся: заместитель партбюро полка батальонный комиссар Ф.П. Берцулевич, начхим полка капитан А.Н. Салманов, легендарный комбат-3 майор А.А. Валькевич и его боевой друг и соратник военком того же батальона батальонный комиссар М.М. Зинченко, редактор многотиражной газеты полка младший политрук И.Ф. Кроха, адъютант старший стрелкового батальона старший лейтенант А.Л. Давиденко, делопроизводитель штаба части техник-интендант 2 ранга И.Н. Андреев, командир роты старший лейтенант В.К. Шаманский и многие, многие другие…
 
Однако, как выяснилось уже после войны, далеко не все из числа пропавших без вести погибли в рядах однополчан. Так, кто-то попал в плен, кто-то пополнил ряды Аджимушкайского подземного гарнизона, а отдельные из окруженцев, в том числе и сын 95-го погранполка Гриша Козюберда «растворились» среди местного населения и, таким образом дождавшись прихода Красной Армии, продолжили затем вооружённую борьбу с фашизмом. Вот документальное свидетельство на сей счёт бывшего заместителя командира 95-го погранполка по разведке офицера в отставке А.И. Хорина: «Некоторое время спустя на этой земле, где сражался батальон капитана Валькевича [речь о 3-м стрелковом батальоне], с боями вновь прошёл наш полк. И здесь к нам присоединились пограничники, которые остались на поле боя тяжело раненными и которых спрятали и выходили местные жители. Они рассказали о героической гибели комбата Валькевича, о гибели батальона».
 
Что же касается 10-летнего Гриши Козюберды, то после освобождения Крыма он стал воспитанником 36-й бригады железнодорожных войск.
 
Лето 1942-конец 1943 гг. – участие 95-го пограничного полка войск НКВД СССР в битве за Кавказ. Основные силы части при этом сражались в районе города Армавира Краснодарского края. В частности, 2-й стрелковый батальон полка в количестве 500 штыков в течение мая 1943 года вёл боевые действия в составе 1-й отдельной стрелковой дивизии войск НКВД СССР 56-й армии Северо-Кавказского фронта: на Кубанском плацдарме по прорыву 1-й и 2-й оборонительных линий оборонительного пояса противника «Голубая линия». Так, 2 мая 1943 года личный состав данного батальона, проявив при этом массовый героизм (за это впоследствии - отдельная благодарность от командующего фронтом), в составе других подразделений и частей дивизии овладел станицей Крымская (ныне – город Крымск) Краснодарского края, превращённой противником в непреступную крепость.
Как свидетельствуют документальные источники, перед боем за станицу Крымская комсорг 2-го стрелкового батальона Короленко провёл заседание бюро ВЛКСМ с повесткой дня: «Задачи комсомольцев в наступлении», а уже члены данного бюро Патлатенко, Сергеев и Филиппов - беседы с молодыми воинами о боевых традициях части и её героях.
 
Бой за Крымскую длился семнадцать часов. Военнослужащие 2-го батальона проявили в ходе него массовый героизм. Так, члены бюро ВЛКСМ Покорытов и Трушковский, комсорг заставы Ершов добровольно вошли в состав штурмовой группы. Они, увлекая за собой других бойцов, первыми врывались во вражеские траншеи, где в упор расстреливали пытавшихся оказать вооружённое сопротивление гитлеровцев.
Командир отделения сержант-коммунист Василий Михайлович Рытов, действуя во главе пулемётного расчёта, уничтожил две огневые точки и 35 человек живой силы противника. Кроме того, он лично сбил из пулемёта вражеский самолёт.

 
Две огневые точки и двадцать фашистов уничтожил командир стрелкового взвода сержант-коммунист Пётр Никитович Серов. На его лицевом счету и два захваченных в бою за Крымскую крупнокалиберных пулемёта.
Комсомолец Ремизанцев меткими пулемётными очередями подавил две огневые точки противника, чем дал возможность своему подразделению успешно продвинуться вперёд.
Семь фашистов истребил в штыковой атаке комсомолец Самарин, а тридцать девять на высоте Безымянная - коллективно отделение комсомольца Немцова.
Победителем в рукопашной схватке сразу с шестью напавшими на него гитлеровцами вышел комсомолец Могильский.
 
Комсомолец Шахрай огнём из винтовки одним за другим уничтожил всю прислугу 45-мм пушки, а затем беспрепятственно захватил это самое орудие в качестве трофея.
Отлично показали себя в тех жестоких схватках и многие другие воины и, в том числе, комсомольцы Бойков, Земзулин, Лепатов, Удегов.
 
Свыше шестидесяти наиболее отличившихся в ходе той майской наступательной операции военнослужащих 2-го стрелкового батальона были удостоены от командования фронта боевых наград. В том числе сержант В.М. Рытов – сразу двух орденов – Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды, а сержант П.Н. Серов – ордена Красной Звезды и медали «За отвагу».
 
21 марта 1943 года 95-му пограничному полку войск НКВД СССР от имени Президиума Верховного Совета СССР было вручено Боевое Красное Знамя и Грамота Президиума Верховного Совету СССР к нему. Церемонию вручения провёл лично полковник Сергей Максимович Фадеев, бывший командир полка, а теперь уже начальник Управления войск НКВД СССР по охране тыла Северо-Кавказского фронта.
 
Текст Грамоты Президиума Верховного Совета СССР гласил: «Президиум Верховного Совета СССР постановил – вручить Красное Знамя пограничному полку НКВД, как символ воинской доблести и славы, как напоминание каждому из бойцов и командиров части об их священном долге – преданно служить Советской Родине, защищать её мужественно и умело, отстаивать от врага каждую пять родной земли, не щадя своей крови и самой жизни».
14 апреля 1943 года – ещё одна особая дата в исторической летописи современной в/ч 2297. Именно в этот день часть стала орденоносной. Предыстория же такова: в апреле 1942 года 95-й пограничный полк войск НКВД СССР был представлен к награждению орденом Красного Знамени, однако Комиссия по рассмотрению представлений к наградам по войскам НКВД СССР в составе заместителей наркома внутренних дел комиссара госбезопасности 2 ранга И.А. Серова и генерал-майора А.Н.Аполлонова, начальника секретариата НКВД СССР старшего майора госбезопасности С.С. Мамулова, начальника Политуправления войск НКВД СССР дивизионного комиссара П.Н. Мироненко вынесло иное решение: «К ордену Ленина»! (ЦПА ФСБ России: ф. 14, оп. 10, ед. хр. 195, л. 9.) По каким-то причинам, однако, реализация данного представления задержалось ровно на год - Указ о награждении полка орденом Ленина был издан Президиумом Верховного Совета СССР только 14 апреля 1943 года.

 
Формулировка – «За отличия в боях за Донбасс, в предгорьях Кавказа и на Керченском полуострове, образцовое выполнение заданий командования». С этого времени данная дата – ежегодно празднуемый День части.
В феврале 1944 года 95-й погранполк в силу спущенного сверху приказа в составе специально для этого созданной группировки войск НКВД СССР принял участие в выполнении правительственного задания по депортации коренного населения Чечено-Ингушской АССР в Казахстан. Здесь полк не досчитался в своих рядах старшины одной из пограничных застав Василия Васильевича Дергачёва. Последний погиб при исполнении служебного долга в конце февраля и был похоронен однополчанами на городском кладбище Грозного в могиле № 30721.
 
Затем – вновь в составе действующей армии: согласно архивным документам, с 15 марта 1944 года в Крыму, в полосе ответственности 4-го Украинского фронта, «осуществлял охрану тылов Отдельной Приморской армии, непрерывно производил очистку прифронтового тыла от враждебного элемента, одновременно производил очистку населённых пунктов, ранее освобождённых от противника».
 
При выполнении этой ответственной боевой работы, согласно Книге Памяти пограничных войск, погибли: 9 апреля – наводчик противотанкового ружья ефрейтор Иван Захарович Мадык; 15 апреля на западной окраине местечка Дуранте Маяксалынского района - командир отделения старший сержант Борис Григорьевич Анастасиев, а у села Узундар - красноармеец-стрелок Григорий Андреевич Галушкин; 24 апреля – начальник инженерной службы полка капитан Филипп Данилович Пластун.
 
27 апреля 1944 года на основании изданного в этот день наркомом внутренних дел СССР соответствующего приказа 95-й пограничный ордена Ленина полк был передан из состава войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии обратно в состав пограничных войск НКВД СССР с одновременным переподчинением начальнику Управления пограничных войск НКВД Украинского округа. А на основании распоряжения начальника Главного управления пограничных войск НКВД СССР и изданного в его во исполнение приказа № 009 от 29 мая 1944 года начальника Управления пограничных войск НКВД Украинского округа 95-й пограничный ордена Ленина полк был переформирован в одноимённый пограничный отряд.
Новое штатное расписание: управление; пограничных комендатур - 5; линейных застав – 20, а резервных – 5; манёвренная группа; КПП - 4.
Поменялся и условный номер – с в/ч «Полевая почта 23772» на в/ч 2115.
 
Смена статуса мало что изменила в череде боевых будней военнослужащих части. Последние по-прежнему были на переднем крае борьбы со шпионажем и бандитизмом, а это, увы, приводило к неминуемым безвозвратным потерям в их рядах. В частности, в мае пропал без вести красноармеец-стрелок Фёдор Сафронович Лось; 28 июня 1944 года в селе Байдары Балаклавского района при исполнении служебного долга погиб старший фельдшер полка офицер медицинской службы Иван Прокофьевич Давиденко; 5 июля в районе Симферополя был убит красноармеец Михаил Петрович Коноваленко, а на следующий день и там же – капитан Иван Афанасьевич Локтионов (должность обоих неизвестна; но оба похоронены на Армяно-Георгиевском кладбище столицы Крыма); 8 июля 1944 года в одном из военных госпиталей Симферополя от полученных ранений скончался 41-летний майор-политработник Фёдор Иванович Шилин; 21 июля (но где, неизвестно), находясь на боевом посту, погибли помощник начальника одного из отделов штаба части старший лейтенант Николай Владимирович Крижиминский и ефрейтор Иван Васильевич Усатый (должность неизвестна).
 
27 июля 1944 года на основании изданного в этот день наркомом внутренних дел СССР приказа № 00895 95-й погранотряд был передан в состав Управления пограничных войск НКВД Литовского округа.
Местом погрузки в эшелоны стала крымская станция Сюрень, а местом выгрузки (5 августа 1944 года) и первой дислокации в новом районе оперирования – литовская станция Палемонас.
 
12 августа 1944 года отряд на правах резерва командования Управления пограничных войск НКВД Литовского округа был передислоцирован в местечко Янковщизна, а 21 августа – в приграничный к Гродненской области Белоруссии литовский город Эйшишкес, где, оставаясь до 15 октября 1944 года, проводил в окрестных лесах чекистско-войсковые операции против орудовавших в округе банд.
 
При этом в качестве основных его военнослужащими применялись следующие виды нарядов: организация на важнейших транспортных коммуникациях и в населённых пунктах работы контрольно-пропускных пунктов; организация заслонов на участках, где в силу складывающейся оперативной обстановке сохранялся риск возникновения неорганизованного передвижения войск и гражданского населения; организация несения службы пограничниками в составе разведывательно-поисковых групп и секретов, а также в засадах, выставленных на путях вероятного передвижения бандгрупп и диверсантов; взятие под охрану специально снаряженными караулами расположенных в прифронтовой полосе стратегически важных военных объектов; патрулирование территории железнодорожных станций и местности, вплотную прилегающей к другим не менее важным объектам.
Так, 24 августа 1944 года наряд КПП, возглавляемый лейтенантом Масловым, на развилке дорог Подботе – Рудники разоблачил и при попытке оказать вооружённое сопротивление обезвредил следовавшего в крестьянской повозке под видом мирного обывателя командующего всеми местными бандформированиями - бывшего офицера панской Польши (дослужился там до чина майора) по фамилии Валицкий. В ходе обыска у задержанного были изъяты пистолет иностранного производства с солидным боекомплектом плюс компас и топографическая карта местности.
 
11 сентября 1944 года группа военнослужащих хозяйственного взвода в составе красноармейцев Дмитриева (старший), Расчупкина и Чернецкого, находясь в командировке по заготовке сена, случайно узнала от жителя хутора Мельдьяны Петрочайтиса о том, что данный хутор накануне ночью подвергся разбойному нападению бандгруппы из четырёх человек и что бандиты, видимо, подсчитавая добычу, в настоящий момент укрылась в одной из бань, стоящих на окраине хутора.
 



На форуме

Пожалуйста, сделайте папку кэша доступной для записи.

Похожие статьи

   
|
Суббота, 03. Декабрь 2016 || Designed by: LernVid.com |
Яндекс.Метрика