Первый портал пограничников
Объединение ПВ и МЧПВ
ГЛАВНАЯ  |  ФОРУМ  |  СЛЕНГ  | 

Авторизация  



Регистрация на форуме  

Загрузки на форуме  

Пожалуйста, сделайте папку кэша доступной для записи.

95-й пограничный отряд

95-й пограничный отряд

PDFПечатьE-mail
Оглавление
95-й пограничный отряд
страница 2
страница 3
Все страницы
КЁНИГСБЕРГСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА И КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ ПОГРАНИЧНЫЙ ОТРЯД, одна из самых наиболее прославленных воинских частей войск НКВД СССР и современной Пограничной службы ФСБ России, наследница боевой славы 95-го пограничного ордена Ленина пограничного полка войск НКВД СССР и 31-го пограничного Кёнигсбергского ордена Красной Звезды пограничного полка войск НКВД СССР, соединение современного Краснознамённого пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.


Полное современное официальное наименование – 95-й пограничный Кёнигсбергский ордена Ленина и Красной Звезды отряд Краснознамённого пограничного управления ФСБ России по Калининградской области (в/ч 2297).
Ежегодно празднуемый День части – 14 апреля.

 
Сформирован был на основании приказа начальника пограничных войск НКВД СССР от 20 сентября 1939 года на Украине - в местечке Ямполь-Волынский (ныне – город Ямполь) Винницкой области в составе четырёх пограничных комендатур, шестнадцати линейных и четырёх резервных пограничных застав и манёвренной группы: всего - 1800 человек личного состава, в том числе 210 лиц комначсостава, 240 – младшего начсостава и 1350 рядовых бойцов.
Базой для создания новой части послужил участвовавший в так называемом освободительном походе Красной Армии в Западную Украину 21-й Ямпольский пограничный отряд войск НКВД СССР Управления войск НКВД Украинской ССР. Кроме того, на укомплектование новой части тогда же поступило пополнение в количестве 680 призванных на действительную военную службу резервистов.
 
Первый командир – майор Л.А. Головкин (впоследствии – прославленный военачальник пограничных войск, полковник). Приблизительно в этот же период времени заместителем начальника отряда по политчасти был назначен батальонный комиссар Михаил Иванович Филиппов.
 
В октябре 1939 года 95-й погранотряд был передислоцирован в город Надворная, райцентр бывшей Станиславской, а ныне Ивано-Франковской области Украины, где принял под охрану 215,5-километровый участок Государственной границы СССР на её стыке с границами Румынии и Чехословакии (но на тот момент времени - территория восточной Словакии, оккупированная профашистской Венгрией).
 
Становление отряда как воинской части проходило не без сложностей. Так, в частности, откровенно формальный характер здесь в течение первых месяцев носила политико-воспитательная работа, что самым пагубным образом отражалось на общем уровне профессиональной подготовки личного состава. Как сказано в приказе НКВД СССР от 25 февраля 1940 года, подобное положение дел в результате привело к тому, что в силу недостатка бдительности в 95-м погранотряде был даже допущен факт разоружения его военнослужащих бандитами.
 
Если исходить из выводов, содержащихся в том приказе, на обе ноги хромала здесь и боевая учёба: «Качество специальной пограничной чекисткой выучки рядового и начальствующего состава находится не на должной высоте. Занятия проходят по шаблону, без достаточного использования положительного и отрицательного опыта работы отдельных застав и всего пограничного отряда в целом… Штабы комендатур и погранотрядов не сколочены и слабо руководят заставами, плохо организуются показ, помощь и контроль исполнения».
 
Последствием этого приказа стало снятие со своих постов, в том числе и с понижением в должности, целого ряда офицеров-политработников управленческого звена. В частности, от занимаемой должности как не оправдавший доверия был освобождён заместитель начальника отряда по политической части 32-летний батальонный комиссар М.И. Филиппов. Последний был направлен в аппарат штаба соседнего 91-го Рава-Русского пограничного отряда, где принял ниже стоящую должность заместителя начальника отдела. В данном качестве летом 1941 года он вступил в бои с немецко-фашистскими агрессорами и в одной из схваток пропал без вести…
 
В 1940-начале 1941 года отряд входил в состав Управления пограничных войск НКВД СССР, подчинённого по вертикале просуществовавшему меньше года Управлению войск НКВД Западного округа (штаб – г. Львов). Затем - вновь в составе возрождённого Управления пограничных войск НКВД Украинской ССР (штаб – г. Львов).
Как свидетельствуют архивные источники, в предвоенный период личный состав 95-го Надворнянского пограничного отряда войск НКВД СССР в зоне своей ответственности сумел выявить и разгромить в общей сложности двенадцать крупных и мелких банд, при этом семьдесят четыре боевика были захвачены живыми. Тогда же служебные наряды задержали с поличным при попытке нелегально перехода границы 5504 нарушителя, 107 из которых имели при себе оружие. Тридцать один человек из общего числа задержанных нарушителей госграницы впоследствии были изобличены органами госбезопасности как агенты зарубежных разведок, пробиравшиеся в СССР или с территории последнего со шпионской миссией.
 
В боестолковениях с членами незаконных вооружённых формирований безвозвратные потери в своих рядах несли, к сожалению, и сами «зелёные фуражки». Так, в январе 1941 году в бою с бандитами был убит сержант Виктор Евдокимович Дорофеев, а спустя неполных четыре месяца, 10 мая, – красноармеец-пулемётчик Василий Афанасьевич Журавель. Кроме того, в феврале 1941 года двое военнослужащих (стрелки красноармейцы Сергей Сергеевич Кузнецов и Иван Николаевич Мельников), находясь в наряде по охране Государственной границы, пропали без вести.
 
Начало гитлеровской агрессии против СССР отряд встретил под командованием подполковника Дмитрия Андреевича Арефьева (впоследствии – видный военачальник пограничных и внутренних войск, полковник). Его правой рукой являлись старший политрук Афанасий Михайлович Карпов (1907-29.08.1942), заместитель начальника отряда по политической части, и майор З.И. Левитин, начальник штаба отряда (но в ходе боёв лета-осени 1941 года - капитан Алексей Александрович Халевин).
Организационно 95-й Надворнянский пограничный отряд войск НКВД СССР к этому времени уже состоял из пяти пограничных комендатур (всего - 20 линейных и 5 резервных погранзастав; штатная численность каждой комендатуры - 320 человек), манёвренной группы (250 человек) и школы сержантского состава (70-100 человек). Плюс - подразделения боевого обеспечения и тыла.
Первые по своему номеру семнадцать линейных пограничных застав охраняли словацкий участок госграницы, а 18-я, 19-я и 20-я – румынский.
 
Общая же штатная численность отряда составляла 2158 человек при следующем табельном вооружении: 50-мм ротных миномётов – 30 единиц; станковых пулемётов «максим» - 60; ручных пулемётов – 122; винтовок – 1800. В небольшом количестве в части имелись и автоматы марки «ППД-40».
С началом Великой Отечественной войны 95-й погранотряд оказался на острие удара 8-го венгерского армейского корпуса, организационно состоявшего из четырёх пехотных бригад. Так, в 7.00 22 июня 1941 года бомбардировке с воздуха подверглась 5-я пограничная застава, дислоцировавшаяся в местечке Сивули. А в 13.00 пехотной ротой хортистов была атакована 12-я пограничная застава, дислоцировавшаяся в селе Ябловина. В последнем случае противника встретили кинжальным огнём два стрелковых отделения, усиленные расчётами двух станковых пулемётов. В результате венгры, потеряв около взвода убитыми, поспешно покинули советскую территорию.
С нашей же стороны потери за 22 июня 1941 года были минимальными – пропал без вести один военнослужащий: заместитель начальника одной из пограничных застав по политической части младший политрук Аркадий Николаевич Новосёлов.
 
В первые часы войны подчинённым подполковника Д.А. Арефьева удалось захватить и пленных: в их руки в полном составе угодил экипаж немецкого бомбардировщика, совершившего вынужденную посадку у посёлка Солотвин Богородчанского района. Впоследствии, оговоримся, уже где-то ближе к концу июня, воины девяносто пятого Надворнянского и сами сбили два гитлеровских бомбовоза - пикировщики «Ю-87», а произошло это, уточним, в ходе отражения пулемётным огнём с земли очередного налёта вражеской авиации на Надворную.
Более жарким выдался день 23 июня 1941 года. Так, уже утром шестьдесят венгерских и немецких солдат перешли границу у пограничного столба № 6, но, оказавшись в зоне интенсивного огня воинов 5-й пограничной заставы, поспешно отступили. Однако вскоре нападение повторилась, только на сей раз уже при поддержке танков. Не имевшая собственной артиллерии, застава была вынуждена под натиском противника оставить свой военный городок и, огрызаясь ответным огнём, отступить к лесу, на опушке которого и закрепилась. Здесь вражеские танки ей уже были не страшны.
 
В то же утро хортисты попытались было подвергнуть удару с воздуха остававшуюся для них со вчерашнего дня непреступной 12-ю пограничную заставу. Для этого был выделен самолёт-штурмовик. Однако открытый «зелёными фуражками» из всех видов табельного стрелкового оружия с земли плотный заградительный огонь заставил вражеского пилота при заходе на цель резко отклониться от курса. В результате бомбы были сброшены беспорядочно, а потому не причинили заставе никакого вреда.
 
Во второй половине дня 23 июня короткий, но жестокий бой разгорелся вблизи местечка Горготка. Это в схватку с четырьмя только что приземлившимися диверсантами-парашютистами вступил пограничный наряд, возглавляемый ефрейтором Ипатовым. Вражеских агентов, оказавшихся к тому же офицерами, удалось захватить живыми.
«С 22 по 26 июня на участке отряда спокойно. – Гласит журнал боевых действий 95-го погранотряда. - Наблюдаются полёты отдельных разведывательных самолётов противника. 23 июня начальник поста Ипатов задержал в районе села Горготки четырёх немецких офицеров, сброшенных на парашютах с самолёта».
Безвозвратные потери второго дня войны – два офицера из числа заместителей начальников погранзастав: лейтенант Титов (инициалы и соцданные неизвестны) - убит, а лейтенант Владимир Михайлович Тюриков - пропал без вести…
 
Утром 27 июня на территорию СССР на участке 13-й пограничной заставы, дислоцировавшейся в селе Вороненко, вторглась рота венгерской пехоты, но, не став углубляться, тут же у линии госграницы окопалась, после чего с дальней дистанции принялась обстреливать наблюдательную пограничную вышку. Нёсший на ней службу наряд дал достойный ответ провокаторам. Причём не только огнём из винтовок: красноармеец Боровиков, умело маскируясь в складках местности, по-пластунски подобрался к вражеским окопам и одну за другой метнул в них четыре ручных гранаты. Судя по многочисленным стонам раненых, венгры получили хорошую оплеуху. А вскоре они, даже не приняв бой, спасались бегством – к месту инцидента с заставы прибыла усиленная резервная группа численностью в тридцать штыков. Однако этот урок им, судя по всему, не пошёл впрок: в полдень, на том же самом участке они повторили вторжение, но вновь получили достойный отпор, причём на сей раз им даже не позволили зацепиться за советскую землю.
 
С треском провалилась и другая коварная затея врага - под покровом ночи заслать в военный городок 13-й пограничной заставы диверсантов-террористов: служебными нарядами те были выслежены и обезврежены когда ещё только пробирались к объекту своего предстоящего нападения.
На следующий день попытки расправиться с непокорной заставой продолжились. Так, в 13.00 её позиции атаковало до батальона венгерской пехоты.
 
Несмотря на свою малочисленность, застава стойко держалась более суток. И лишь в 16.00 29 июня её пограничники организованно отошли на три километра вглубь советской территории, где заняли более выгодную для обороны позицию. Поскольку хортисты шли по пятам, бой непрерывно продолжался до исхода суток, после чего застава по приказу, поступившему из штаба отряда, уничтожая за собой мосты, тоннели и другие встречающиеся на пути стратегически важные объекты, начала организованный отход в сторону города Надворная. Одновременно уже на подходе к Надворной, внезапно оказавшись в зоне боестолкновения полка Красной Армии с десантом противника, оседлавшим дорогу на Станислав (ныне – Ивано-Франковск), приняла участие в операции по разгрому этого самого десанта. В результате тех совместных усилий – стрелкового полка и погранзаставы – автомагистраль была разблокирована, а остатки десанта отброшены от неё сразу аж на четыре километра в сторону.
 
28 июня. Боестолкновение с противником было зафиксировано на участке 4-й пограничной заставы, дислоцировавшейся в окрестностях села Горгану: служебный наряд вступил в перестрелку с тремя венгерскими солдатами и вышел в ней победителем - один нарушитель границы убит, второй ранен и пленён, а третий обращён в позорное бегство в сторону сопредельной территории.
 
29 июня 1941 года – дата перехода венгерского корпуса в широкомасштабное наступление по всей линии советско-словацкой границы. Острие его удара при этом было направлено на 9-ю пограничную заставу, дислоцировавшуюся у села Поломы. Хортисты, как оказалось, давно и тщательно готовились к штурму её военного городка. Утром 29 июня они, скрытно выдвинувшись вперёд, блокировали его плотным кольцом – чтобы не один русский не спасся. В связи с этим не сложно представить, какое же их охватило бешенство, когда после столь тщательно выполненных манёвров, отнявших к тому же у них немало столь драгоценного для боевой обстановки времени, вдруг выяснилось, что… советских пограничников здесь и нет вовсе - военный городок пуст: русские, своевременно прознав об опасности и получив «добро» от вышестоящего командования, часом-двумя раньше скрытно ушли в сторону Надворной на соединение со штабом отряда.
 
Впопыхах кинулись было в погоню, но уже через несколько километров наткнулись на выставленные на пути Красной Армией мощные заслоны. 9-я погранзастава же тем временем, находясь в Надворной, с помощью приданных ей десятерых военных сапёров уничтожала все находящиеся как в этом городе, так и в округе стратегически важные объекты - чтобы те не достались врагу: нефтеперегонный и лесопильный заводы, электростанции, путевое хозяйство местной железнодорожной станции, военные склады…
Из Надворной в сторону Станислава она ушла 30 июня последней из числа войск гарнизона – ведя по дороге арьергардные бои.
 
В схватках с врагом 30 июня погибло и пропало без вести несколько воинов отряда и в их числе начальник одной из пограничных застав Сергей Петрович Пахлов.
 
30 июня 1941 по приказу командования 12-й армии Юго-Западного фронта 95-й погранотряд официально в полном составе был снят с охраны границы. Теперь ему предстояло действовать в качестве арьергарда отходящих с боями в сторону Винницы частей 44-й Киевской дважды Краснознамённой и 58-й Краснознамённой горнострелковых дивизий. В связи с этим для удобства управления штатными погранкомендатурами штаб отряда и подразделения боевого обеспечения и тыла были переформированы в две роты, поступившие в непосредственное подчинение командования 12-й армии, - сводную и автомобильную.
 
2 июля 95-й погранотряд в количестве 1952 штыков вошёл в оперативное подчинение частей 12-й армии Юго-Западного фронта: 1-я погранкомендатура – 44-й горнострелковой Киевской дважды Краснознамённой дивизии; остальные погранкомендатуры – 170-го горнострелкового полка 58-й горнострелковой Краснознамённой дивизии.
 
«2 июля 1941 года все подразделения отряда вошли в оперативное подчинение командования 12-й армии и, взаимодействуя с частями 44-й горнострелковой дивизии, отходят к старой границе», - это строки из журнала боевых действий 95-го погранотряда.
 
При этом в качестве основной подчинённым подполковника Д.А. Арефьева было поручено выполнение боевой задачи по обороне переправ, в том числе через реки Прут и Днестр, с которой они в целом справились успешно. В частности, в течение 1 и 2 июля, прикрывая южнее города Снятын современной Ивано-Франковской области отход 295-го горнострелкового полка, вела бой в полном окружении и, поскольку, как гласит архивный документ «командир 295-го стрелкового полка полковник Руднев забыл отдать приказ на отход заставе после выхода своих частей», героически погибла на своих позициях 17-я пограничная застава лейтенанта Василия Васильевича Тихоненкова (Тихоненко). Сорок пять её бойцов и командиров, вооружённые помимо винтовок, тремя автоматами ППД-40, двумя станковыми и тремя ручными пулемётами противостояли тогда не менее чем двум батальонам пехоты противника, усиленным пятью бронемашинами, одной артиллерийской и двумя миномётными батареями, шестью станковыми пулемётами, при этом пограничники, мужественно принимая смерть, сумели уничтожить до батальона пехоты, три бронемашины и восемь грузовиков.
 
Там же, у города Снятын, отличилась и 15-я пограничная застава старшего лейтенанта Кистанова, прикрывавшая отход 279-го стрелкового полка всё той же 58-й стрелковой дивизии: перейдя в ходе завязавшегося боя в контратаку, она разгромила здесь разведотряд противника. Хортисты от её решительных действий только убитыми тогда потеряли двадцать шесть человек. Кроме того, в плен был захвачен командир пехотной роты, а в качестве трофеев - две автомашины. «Зелёные фуражки» же потерь в том бою не понесли.
Также самоотверженно, обороняя мост через Днестр, 1-5 июля дралась на занимаемых позициях и 4-я пограничная комендатура старшего лейтенанта Гращенко (Геращенко). В результате через реку в этом месте успели переправиться основные силы отступающей с боями 12-й армии. В журнале боевых действий полка по этому поводу была сделанная такая запись: «В боях по прикрытию переправы из состава комендатуры погибли политрук Кузнецов, библиотекарь Трухин и 15 пограничников. Комендатура успешно выполнила поставленную задачу». Особенностью этой локальной оборонительной операции стала, совершённая в ночь со 2 на 3 июля вылазка одной из погранзастав комендатуры в тыл противника. Её итог - уничтожена миномётная батарея, нескольких огневых точек и до взвода вражеской пехоты.
 
А спустя несколько дней, оказавшись у местечка Ярмолинцы Хмельницкой области в кольце плотного окружения, подчинённые старшего лейтенанта Гращенко (Геращенко), как один поднялись в штыки, и, уничтожив в яростной схватке не менее роты венгерской пехоты, пять вражеских бронетранспортёров и двадцать грузовиков, благополучно прорвались через линию фронта к своим.
Сохранили архивные документы для нас и имя пулемётчика ефрейтора Климова: обороняя в составе своего подразделения село Залещики, он метким огнём уничтожил расчёт вражеского орудия, поставленного на прямую наводку, а также немало солдат из рядов атакующей пехоты.
 
Не раз выпало отличиться в те горячие дни июля сорок первого подчинённым подполковника Д.А. Арефьева и старшего политрука А.М. Карпова и на ниве охраны войскового тыла. Так, в частности, где-то ещё в порубежье с оккупированной хортистами Словакией 11-я пограничная застава лейтенанта Хохлова ликвидировала оказавшуюся у неё на пути вооружённую националистическую банду.
 
Выявила в зоне своей ответственности и уничтожила бандформирование бандеровцев численностью в полсотни штыков и 13-я пограничная застава лейтенанта Корниенко.
Около трёх десятков человек убитыми не досчиталась в своих рядах и другая бандеровская банда, орудовавшая на путях отхода частей 12-й армии. А столь сокрушительный удар по ней нанёс небольшой истребительный отряд пограничников, возглавляемый лейтенантом Кубасовым.
 
От боя к бою списочный состав отряда редел. Вот только несколько фамилий павших, почёрпнутые из Книги Памяти пограничных войск: 5 июля убит младший политрук Серафим Петрович Целых, а 9 июля - младший политрук Николай Макарович Колесников (должности обоих неизвестны); пропали без вести - лейтенант Григорий Иванович Цапалов (дата неизвестна) и старшина одной из пограничных застав старший сержант Николай Порфирьевич Тарасенко (16 июля)…

Краткая хроника последующих боёв.

13-18 июля. 95-й Надворнянский пограничный отряд войск НКВД СССР в составе других частей, подчинённых Отделу охраны войскового тыла 12-й армии Южного фронта, нёс службу заграждения и в данном качестве принял тогда участие в обороне городов Винница (10-16 июля), Гайсин (райцентр Винницкой области и Умань (Черкасская область), а также в уничтожении ряда крупных вражеских десантов, в том числе выброшенных противником в окрестностях насёленных пунктов Краснополка Винницкой области и Родниковка Черкасской.
 
24 июля. 2-я пограничная комендатура под давлением превосходящих сил противника была вытеснена из винницкого села Краснополка, однако на рассвете следующего дня, совершив дерзкую вылазку, отбила это село обратно, причём с большими потерями для противника: уничтожено до двух рот пехоты, а в качестве трофеев захвачено пять автомашин, два тяжёлых и пять ручных пулемётов. Подробности же этого боя зафиксированы в воспоминаниях бывшего начальника политотдела 10-й дивизии войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений генерала в отставке Ильина: «С юга к Краснополке подошли пограничники. Они сходу бросились в атаку. Завязался смертельный поединок. В ход пошли гранаты, автоматы, револьверы, а потом штыки и даже кулаки. Много я видел боевых схваток, но такую – впервые. Пограничники бились бесстрашно. Гитлеровцев было раза в три больше, но никто из пограничников не дрогнул, не отступил. Рота фашистов была уничтожена одним ударом. Перебита была и вся прислуга вражеской батареи…».
 
К исходу тех же суток личный состав 95-й Надворнянского пограничный отряда войск НКВД СССР сосредоточился в треугольнике сёл Шабельная – Пархомовка - Капиевка, где до него был доведён изданный в этот же день приказ командующего 12-й армией: три погранкомендатуры из пяти штатных свести в сводный отряд под общим командованием подполковника Д.А. Арефьева с переподчинением командиру 13-го стрелкового корпуса (штаб корпуса - местечко Дашев Ильинецкого района Винницкой области), а двум другим погранкомендатурам и манёвренной группе совместно со штабом 21-го Ямпольского кавалерийского полка войск НКВД СССР и 2-й пограничной комендатурой 20-го Славутского пограничного Краснознамённого отряда войск НКВД СССР немедленно поступить в распоряжение начальника Отдела войскового тыла 12-й армии, но на правах сосредоточенного в посёлке Севастьяновка резерва командарма-12.
 
Из боестолкновений тех дней живыми не вышли профессиональный чекист младший лейтенант госбезопасности Григорий Викторович Медведев, занимавший в отряде должность старшего оперуполномоченного особого отдела НКВД (убит приблизительно 25 июля 1941 года в районе местечка Старый Дашев), два офицера в звании капитана - Андрей Яковлевич Шинкаренко, начальник одной из пограничных комендатур (пропал без вести, но дата неизвестна), и Василий Яковлевич Гуров (должность неизвестна; пропал без вести 25 июля 1941 года), а также начальник одной из пограничных застав старший лейтенант Николай Прокофьевич Самсонов (пропал без вести, но дата неизвестна).
 
28 июля. Все подразделения 95-й погранотряда сосредоточились в черкасском городе Умань, где воссоединившись, приступили к несению службы по охране войскового тыла 12-й армии. Однако уже на следующий день резко изменившася на фронте не в нашу пользу боевая обстановка заставила отряд в полном составе выступить на оборону стратегически важного для 12-й армии села Нерубайко Подвысоцкого района Кировоградской области.
Неравный бой продолжался здесь в полном окружении вплоть до 31 июля. В ходе него сложили свои головы несколько десятков пограничников и, в том числе, секретарь бюро ВЛКСМ части замполитрука Владимир Владимирович Гинжул (убит 30 июля), начальники пограничных застав лейтенанты Алексей Васильевич Алексеев (пропал без вести 30 июля 1941 года) и Александр Дмитриевич Дресвянкин (убит 30 июля).
 
1-7 августа. Стойко дрались в тылу врага несколько подразделений 4-й пограничной комендатуры отряда, оказавшихся в составе главных сил 12-й армии в Уманском котле. Общее командование ими взял на себя 37-летний уроженец Воронежской области майор Виктор Сергеевич Арцыбушев, являющейся по штатной должности начальником одного из отделений штаба отряда. Так, в частности, под его руководством пограничники девяносто пятого вплоть до четвёртого августа стойко обороняли переправу через реку Синюха, не давая тем самым гитлеровцам завершить операцию по окончательному разгрому остатков 12-й армии.
 
А 4 августа группа майора В.С. Арцыбашева, действуя в авангарде подразделений прорыва, с ходу овладела стратегически важным для нас селом Копенковатое, но, к сожалению, продвинуться дальше из-за плотного пулемётного огня не сумела. Все предпринятые, чтобы усилить напор, атаки, одна за другой заканчивалась полной неудачей. При этом пограничники понесли огромные потери в личном составе, в том числе в атакующих цепях погиб и сам майор В.С. Арцыбашев. Под давлением превосходящих сил пограничники отступили на исходные рубежи, где вскоре влились в одно из сводных подразделений штаба 10-й дивизии войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений. Бывшая группа майора В.С. Арцыбашева из-за невосполнимых потерь в своих рядах окончательно перестала существовать 7 августа 1941 года, то есть в момент очередного, но на сей раз завершившегося успехом прорыва из кольца окружения. В частности, осколок вражеского снаряда нанёс тогда смертельное ранение в плечо 32-летнему политруку Павлу Ивановичу Назарову. Всего, по воспоминаниям выжившего в том пекле бывшего военкома 4-й пограничной комендатуры Григория Ивановича Глушкова, из района печально знаменитой Зелёной Брамы (окрестности села Подвысокое Кировоградской области) через линию фронта прорвалось в общей сложности полтора-два десятка пограничников из бывшей группы майора В.С. Арцыбашева. Остальные погибли на поле боя или угодили в плен…
 
Что же касается основного ядра 95-го погранотряда, то ему из Уманского котла удалось выскользнуть с минимальными потерями. Так, тыловые службы, благодаря разумной расторопности помощника начальника отряда по материально-техническому снабжению майора Силуанова, были выведены в безопасную зону Южного фронта ещё до того, как замкнулось кольцо вражеского окружения. А вот штабу отряда и находящемуся при нём большинству боевых подразделений удалось вырваться к своим с помощью военной смекалки: в ходе ночной атаки на прорыв впереди атакующих цепей были пущены полтора десятка тракторов, которыми пограничники не так давно разжились в одной из оставшихся на оккупированной территории украинских МТС и которые с того момента использовались ими на правах тягачей. Ползущие на них по полю с зажжёнными фарами трактора фашисты приняли за советские танки и в панике бежали…
 
Дальнейшее отступление осуществлялось по двум маршрутам: 1-я пограничная комендатура с арьергардными боями двигалась в направлении города Первомайска Николаевской области, а 2-я и 3-я – к переправам через Днепр, расположенным южнее города Запорожье. В стычках с врагов тогда, в частности, пропали без вести старший военфельдшер Емельян Васильевич Горносталь (5 августа) и политрук одной из пограничных застав младший лейтенант Иван Романович Родионов (8 августа).
К 8 августа 1941 года все подразделения 95-го погранотряда воссоединились, сосредоточившись в городе Никополе Днепропетровской области. Полученная боевая задача – охрана и обороны переправ, наведённых через Днепр в черте Никополя.
 
Пограничники оказались в числе немногочисленных защитников этого города, причём они продолжало упорно сражаться даже тогда, когда 17 августа 1941 года, прорвав нашу оборону, враг уже во всю хозяйничал на улицах Никополя. Так, в частности, 22-летний переводчик разведотдела отряда младший сержант Вульф Мурдухович Фишман, вооружённый автоматом и гранатами, добровольно остался на правом берегу прикрывать отход последнего катера с эвакуируемыми войсками. Прорваться к его позиции, оборудованной за брошенным трактором, фашисты сумели лишь после того, как вызвали к себе на подмогу танки…
 
После оставления Никополя 95-й погранотряд на протяжении месяца был привлечён к исполнению своих прямых функций по охране войскового тыла. В этот период, обороняя подвергшейся нападению вражеского десанта штаб 12-й армии, почти в полном составе погибла 7-я пограничная застава, во главе которой стояли лейтенант Фомин и политрук Новиков (соцданные на обоих неизвестны). Но были и другие безвозвратные потери: 28 августа убит 21-летний начальник одной из резервных пограничных застав лейтенант Николай Макеевич Максимишин, а 17 сентября - помощник начальника одного из отделов штаба отряда капитан Сергей Григорьевич Королёв. В поимённом списке потерь за сентябрь 1941 года немало и без вести пропавших. Вот лишь некоторые из фамилий: секретарь-переводчик старший лейтенант Фёдор Иванович Задворьев (Задорин), старший помощник начальника 5-го отделения штаба отряда лейтенант Александр Александрович Лежнёв, начальник одной из пограничных застав лейтенант Михаил Фёдорович Иванов, представители среднего комсостава (должности обоих неизвестны) лейтенант Александр Георгиевич Муравлёв и младший лейтенант Василий Иванович Никифоров…
 
Во второй половине сентября 1941 года подчинённых подполковника Д.А. Арефьева и старшего политрука А.М. Карпова командование Южного фронта вновь использует на правах пехоты: им приказано занять оборону по левому берегу Днепра в черте города Запорожье, прямо напротив острова Хортица.
Яркая строка в летописи обороны Запорожья – создание лейтенантом-разведчиком Львом Андреевичем Юхновцом, командиром внештатной оперативной группой отряда, на острове Хортица из местных комсомольцев истребительного отряда НКВД СССР. Это небольшое по численности добровольческое формирование затем в течение некоторого времени вело боевые действия под руководством пограничников.
 
Неоднократно в этот период воины 95-го пограничного отряда войск НКВД СССР участвовали и в вылазках на оккупированный фашистами правый берег Днепра. Одна из них, совершённая на борту рыбачьего баркаса в ночь с 21 на 22 сентября 1941 года разведгруппой, возглавляемой начальником столовой сержантом Бельмасом (бойцы – Гринёв, Ершов, Пономаренко и Собирайский), завершилась даже захватом крайне ценного «языка» в чине немецкого офицера. Забегая вперёд скажем, что уроженец Сумской области Украины Тихон Федотович Бельмас, к тому времени уже старшина по воинскому званию, сложит свою голову в боях по освобождению Тамани: он был убит 30 апреля 1943 года в районе станицы Марьянская Краснодарского края. На момент гибели ему было от роду только двадцать восемь…
 
Очевидно, именно в Запорожье личному составу части был оглашён приказ Наркомата внутренних дел СССР от 25 сентября 1941 года, в соответствии с которым прекращал своё существование целый ряд в/ч пограничных войск, в том числе 2-й, 12-й, 20-й, 32-й, 83-й, 86-й, 88-й, 94-й, 95-й, 97-й, 105-й, 106-й и 107-й пограничные отряды, 42-й и 43-й резервные пограничные полки, 2-я, 3-я, 4-я и 5-я отдельные пограничные комендатуры. Но отдельные из перечисленных выше пограничных отрядов, специально оговоримся, чуть позднее всё же будут переформированы в пограничные полки войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии и в их числе - бывший 95-й Надворнянский. Однако в силу складывающейся на фронте боевой обстановки вплоть до конца ноября-начала декабря сорок первого некоторые из частей, подлежавших расформированию или переформированию, продолжали сражаться в прежнем составе, сохраняя при этом и своё прежнее наименование, и в их числе – опять-таки же 95-й Надворнянский пограничный отряд войск НКВД СССР. К примеру, в ночь с 28 на 29 сентября 1941 года де-юре уже не существующий, но де-факто продолжающий вести активные боевые действия 95-й Надворнянский пограничный отряд войск НКВД СССР получил новую боевую задачу от командарма-12: оставить занимаемый рубеж в Запорожье и немедленно выступить в район, вплотную примыкающий к северо-восточной окраине Днепропетровска, чтобы занять здесь оборону по руслу реки Самара на участке Новоалександровка - Лиманское. Однако уже в ходе марша поступил новый приказ: место назначения – город Синельнеково, районный центр Днепропетровской области, где совместно с придаваемыми в качестве усиления 15-й танковой бригадой и артиллерийской батареей приступить к организации обороны.
 
На место прибыли вечером 1 октября и немедленно начали возведить вокруг Синельниково (у железнодорожной ветки и шоссе, ведущих в Днепропетровск и Ново-Московск) оборонительные рубежи, а также оборудовать у села Цыгановщина, расположенного в семи километрах юго-восточнее, - тылового района. Под штаб отряда было выбрано здание местной городской школы.
 
Утро не принесло добрых вестей: как выяснилось, из обещанных вышестоящим штабом частей и подразделений усиления в район Синельниково прибыла только артиллерийская батарея, а вместо танковой бригады - один единственный бронеавтомобиль. Вдобавок, соседей справа нет, а слева – изрядно потрёпанное в предыдущих боях сводное подразделение пехоты численностью не более трёхсот штыков. Итого в общей сложности около тысячи штыков против изготовившейся к броску на Синельниково хотя и изрядно потрёпанной в предыдущих боях, но, тем не менее, ещё не растерявшей всей своей броневой мощи 14-й танковой дивизии из моторизованных полчищ фон Клейста!
 
В течение всего 2 октября две высланные в направлении противника разведгруппы отряда вели активный боевой поиск, при этом одна из них, возглавляемая бесстрашным лейтенантом Л.А. Юхновцом, на приданном броневичке изловчилась под покровом вечерних сумерек беспрепятственно проникнуть в центр уже оккупированного противником села Раевка, где в ходе короткого боестолкновения захватила «языка» в чине лейтенанта танковых войск вермахта. Правда, последний по дороге в Синельниково умер от большой потери крови.
Поздним вечером приданная отряду артбатарея получила приказ от своего командования о передислокации на другой участок фронта. Чтобы хоть как-то загладить свою «вину» перед пограничниками, её командир приказал подчинённым дать три залпа по выявленным минувшим днём скоплениям немецко-фашистских войск.
35 лет спустя бывший начштаба отряда подполковник в отставке Алексей Александрович Халевин вспоминал: «Хотелось бежать за ними [артиллеристами] и кричать: что же вы делаете? Зачем нас оставляете одних против громады фашистских танков?»…
 
Ранним утром 3 октября неожиданная поддержка пришла от советской авиации: несколько краснозвёздных штурмовиков на глазах воспрянувших духом пограничников нанесли пулемётно-бомбовый удар по передовым частям немцев. Противник понёс существенные потери, однако от ранее назначенного наступления на Синельниково не отказался. Уже вскоре, маскируясь в последних клубах утреннего тумана, его моторизованные колонны начали организованное движение на Синельниково. Первыми в бой вступали выдвинутые далеко вперёд уступом и усиленные двумя станковыми и тремя ручными пулемётами 10-я и 12-я пограничные заставы. Они не только остановили врага на своём рубеже обороны, но и после жестокой рукопашной схватки даже обратили его в позорное бегство.
В 10.00 противник начал артподготовку, а по её окончанию бросил в атаку танки и бронетранспортёры с гренадёрами.
 
Острие удара пришлось на позиции 2-й пограничной комендатуры в составе 5-й, 6-й, 8-й линейных и 9-й резервной пограничных застав. Хотя и ценой немалых потерь в своих рядах, её воинам всё же удалось сдержать этот яростный напор. Около их окопов остались догорать четыре танка из семи начинавших атаку и один бронетранспортёр.
 
В последующие полтора-два часа 2-я погранкомендатура отразила ещё две атаки противника.
Жарко пришлось и личному составу 3-й пограничной комендатуры и манёвренной группы, совместно оборонявших северо-западную окраину Синельниково. Однако и на этом участке пограничники не только выстояли, но и штыковым ударом отбросили противника далеко назад.
 
Окончательно исход боя 3 октября 1941 года в нашу пользу решил очередной налёт советских штурмовиков…
Как указывает в своих мемуарах бывший командующий Южным фронтом генерал-лейтенант в отставке Д.И. Рябышев («Первый год войны». - М.: Воениздат, 1990. - 255 с. - Военные мемуары./Литературная запись В.М. Зоткина/Тираж 50000 экз. ISBN 5-203-00396-3.; стр. 11), «к сожалению, на других участках фронта события развивались не в нашу пользу… На участке Богуславка, Раевка, Георгиевна части 261-й стрелковой дивизии и 95-го пограничного отряда до последней возможности отстаивали свои позиции, испытывая недостаток боеприпасов. Превосходящие силы противника оттеснили их на западную окраину Синельниково. С наступлением темноты танковые части врага захватили окраину станционного посёлка».
 
Упорно обороняться на занимаемых рубежах подчинённые подполковника Д.А. Арефьева и старшего политрука А.М. Карпова продолжали вплоть до 5 октября 1941 года, причём даже того, когда оказались в окружении. Свои позиции они оставили только лишь после того, как, наконец-то, получили приказ об отходе.
 
Общий итог пятидневной операции по обороне Синельниково: уничтожено двенадцать танков и пятнадцать танкеток, девять автомобилей, из которых восемь – грузовики, плюс до батальона живой силы врага.
Через линию фронта прорывались, хотя и разрознено, но организованно, о чём хотя бы свидетельствует дневниковая запись уже представленного выше майора Силуанова бывшего помощника начальника отряда по материально-техническому снабжению: «По инициативе комиссара Карпова весь транспорт в начале боя был переведён в Цыгановщину. Это спасло его от гибели. Из Синельниково можно было уходить только пешим строем. Всё шло как будто нормально. Продвигались, прячась в камышах и кукурузе. Вот уже и лесопосадки. Но в районе Цыгановщины путь перерезан семнадцатью танками. Такое во сне не приснится, и то страшно. Что и говорить, переживаний было немало. Двое суток росинки в рот не взяли. Двое суток брели в такой обстановке 180 пограничников. Вышли на Васильевну, где наконец застали свой штаб».
 
О потерях, которые понёс в районе Синельниково 95-й погранотряд, можно судить из текста письменного доклада командования Управления охраны войскового тыла Южного фронта «О боевой деятельности и морально-политическом состоянии пограничных войск за 1-10 октября 1941 года: «По предварительным данным в этом бою большие потери в личном составе понесла манёвренная группа – около 70 процентов. Бойцы и начальствующий состав мужественно сражались, нанося противнику существенные удары и героически умирая на поле боя».
 
Начиная с осени 1983 года красными следопытами средней школы № 3 города Синельниково в ходе поисковой экспедиции были подняты со дна старых окопов останки сорока восьми павших здесь в октябре сорок первого воинов-пограничников. Останки пятерых удалось идентифицировать по «смертным» медальонам. Вот фамилии этих отважных защитников Родины: Бродяной (Бородяной) Николай Семёнович, начальник одной из пограничных застав, старший лейтенант; Гладышев Николай Михайлович, красноармеец; Ермилин Алексей Ефимович, стрелок, красноармеец; Зема Борис Константинович, шофёр, красноармеец; Цыганчук (Циганчук) Василий Арсентьевич, начальник 5-й пограничной заставы, лейтенант. При этом красноармеец Б.К. Зема успел оставить и предсмертную записку: «Погиб за Родину. За коммунизм».
 
Книга Памяти пограничных войск называет и другие фамилии павших героев боёв по обороне Синельниково: старший помощник начальника 5-го отделения штаба отряда старший лейтенант Г.Н. Козьмовский, заместитель начальника погранкомендатуры старший лейтенант К.Т. Сарычев (Саричев), начальники штабов погранкомендатур капитаны Д.В. Воронин и М.М. Юров, военный медик военврач 3 ранга С.В. Емиленко (Емеленко); политработники старший политрук М.П. Коновалов, политруки В.А. Корсун, Ф.А. Кузьмин и В.В. Чеканов, младшие политруки Г.А. Новиков и К.Ш. Танотаров, начальник манёвренной группы отряда лейтенант А.Н. Можаренков и его штатный помощник старший лейтенант Н.Е. Смирнов, начальник одной из пограничных застав А.И. Тарелкин, помощники начальников погранзастав лейтенант И. Курбатов (в Книге Памяти пограничных войск почему-то не значится), младшие лейтенанты В.Т. Зелепукин (Зеленухин) и Н.М. Красицкий…
 
Вышедшему из окружения из-под Синельниково 95-му погранотряду долго отдыхать и приводить себя в порядок не дали. К 8 октября он уже был временно разделён на две боевые группы. Первая – основное ядро части во главе с подполковником Д.А. Арефьевым и старшим политруком А.М. Карповым; задача – в составе отступающих войск двигаться с арьергардными боями по маршруту: Красноармейск – Кураховка – Павловка – Б. Янисоль – Поповка – Чермалык (все - на территории современной Донецкой области Украины).
 
Вторая – сводное подразделение из двухсот бойцов и командиров во главе с начальником штаба 1-й пограничной комендатуры капитаном Яковом Гавриловичем Брованем и политруком Шелупенко; задача - поступив в подчинение командира 15-й танковой бригады полковника Максима Васильевича Колосова, в качестве десанта, посаженного на броню, совершить рейд по тылам левого растянутого фланга 1-й танковой армии вермахта, двигаясь при этом по маршруту: Красноармейск (Донецкая область) – город Гуляйполе – село Чубаревка (оба - Запорожской области) – село Павловка (Донецкая область).
 
Некоторые подробности содержатся в мемуарах бывшего командующего Южным фронтом генерал-лейтенант в отставке Д.И. Рябышев «Первый год войны» (стр. 119): «Частным распоряжением командиру 15-й танковой бригады полковнику Колосову я приказал сформировать группу в составе 2-й и 15-й танковых бригад. 2-го и 95-го погранотрядов, 521-го противотанкового артполка и миномётного дивизиона М-13 майора Воеводина. Эта группа поступала в моё непосредственное подчинение. Группе полковника Колосова предстояло нанести удар во фланг неприятельской танковой группе в направлении на Гуляйполе, Пологи и по выполнении задачи отходить в район Павловки (30 километров северо-западнее Волновахи)».
 
Рейд проходил в период с 8 по 12 октября 1941 года на броне тридцати трёх танков. Некоторые итоги участия в нём пограничников 95-го отряда: в районе Гуляйполе, на шоссе Рождественское – Чубаревка разгромлена немецкая штабная колонна, в результате чего захвачено немало ценных документов и даже шинели немецких генералов; в ходе внезапного ночного нападения разгромлен гарнизон села Чубаревка и здесь же освобождены свыше сорока пленных красноармейцев.
Герои рейда - капитан Я.Г. Бровань, политруки Шелупенко и Булаенко, старшие лейтенанты Герасименко, Ипатов, Корниенко и Челноков.
 
Обе боевые группы вновь воссоединились 12 октября 1941 года в селе Павловка Донецкой области.
С 14 октября 1941 года – 95-й Надворнянский пограничный отряд войск НКВД СССР вновь в тяжёлых оборонительных боях. На сей раз ему приказано было занять и удерживать рубеж, проходящий по правому берегу реки Кальмиус вблизи районного центра Старобешево.
 
Первыми в схватку вступили регулярно высылаемые в предполье разведгруппы. Это случилось 16 октября в трёх километрах от села Николаевка Старобешевского района: два стрелковых отделения во главе с 31-летним начальником резервной заставы старшим лейтенантом Филиппом Григорьевичем Лягушей преградили путь вперёд колонне вражеских разведывательно-дозорных бронеавтомобилей. В неравном поединке погиб офицер Ф.Г. Лягуша и несколько бойцов. Оставшиеся в живых вынуждены были рассеяться по полю, но и враг, после понесённых потерь, вынужден был повернуть назад…
 
На рассвете 17 октября 1941 года тела павших были подобраны боевыми побратимами и с отданием воинских почестей погребены на окраине села Стыла. Теперь на этом месте воинский мемориал.
16 октября 1941 года был убит и командир взвода связи отряда младший лейтенант Иван Кондратьевич Кузьменко.
28-31 октября 1941 года. Отряд ведёт оборонительные бои на высоте 277,9, известной больше как курган Саур-Могила (район хутора Петровский), а 31 октября–4 ноября 1941 года – по левому берегу реки Миус (восточнее села Дмитровка Шахтёрского района).
 
4 ноября 1941 года остатки отряда были выведены в резерв командующего 18-й армией Южного фронта: сначала – в Орехово, а затем в Красную Поляну современной Луганской области Украины.
Последний свои бои в качестве 95-го Надворнянского пограничного отряда войск НКВД СССР в/ч подполковника Д.А. Арефьева и старшего политрука А.М. Карпова провела 17-23 ноября 1941 года Действовать ей тогда пришлось в составе Боевой группы войск НКВД СССР полковника Раевского, которая включала в себя также сводные подразделения украинской милиции и 43-й резервный пограничный полк, который, к слову, как и 95-й погранотряд, согласно приказу НКВД СССР от 25 сентября 1941 года, подлежал расформированию. Задача Боевой группы, полученная от командования 18-й армии, – во что бы то ни стало овладеть селом Дьяково Луганской области.
 



На форуме

Пожалуйста, сделайте папку кэша доступной для записи.

Похожие статьи

   
|
Суббота, 03. Декабрь 2016 || Designed by: LernVid.com |
Яндекс.Метрика